«Человек, который создал себя сам»

Успехи Александра Владимировича Филипченко вызывают у людей радость и восхищение. А у кого-то из коллег, возможно, даже зависть. Судите сами: каждый гектар хлебной нивы в нынешнюю жатву отблагодарил морочских земледельцев за усердие и неустанный труд урожаем в 60,4 центнера (при средней по району 51 ц/га), что позволило засыпать в закрома более восьми тысяч тонн зерна. Не уступают в результативности труда и животноводы: по состоянию на 1 августа от каждой буренки надоено по 4500 кг молока, а среднесуточный привес на комплексе по откорму крупного рогатого скота «Победитель» превзошел показатель в 800 грамм. Столь достойная отдача полей и ферм обеспечивает и достойную зарплату труженикам, кстати, она – самая высокая в отрасли по Клецкому району. Обратите внимание: всего этого ОАО «Морочь» достигло под руководствам Филипченко. Он прошел большую школу жизни и остался верен традициям, заложенным коммунистами. Александр Владимирович - член КПБ.

В годы перестроечные и постперестроечные хозяйство (как и многие в то время), к сожалению, почти пришло в упадок. Печально, но такое было время. Так что, можно сказать, Александру Владимировичу многое пришлось начинать почти с нуля: состояние дел оставляло желать лучшего. Под угрозой уничтожения находился некогда знаменитый комплекс по выращиванию КРС «Победитель» в Колках. Срабатывал и человеческий фактор: в «смутное время» весьма пошатнулась дисциплина, обострились кадровые вопросы.

Но Александр Владимирович не просто влился в коллектив и возглавил его – он стал мозговым центром и генератором идей. Молодой руководитель воспринимал и реализовывал только те собственные планы и чьи-то предложения, которые могли обеспечить успех, принести оптимальный результат. В этом ему, безусловно, помог опыт работы в колхозе «Красный партизан» – парторгом, диспетчером, главным экономистом, заместителем председателя. А еще подарком судьбы стало то, что в Морочь вернулся Александр Иосифович Дылевский – тот самый человек-легенда, несгибаемый, мощный, прочный и пробивной человек. С тех пор они идут рука об руку, плечо в плечо. Председатель Филипченко и заместитель Дылевский, секретарь парторганизации Дылевский и его зам. по идеологии Филипченко. Они прекрасно взаимно дополняют и понимают друг друга с полуслова.

Александр Владимирович считает себя абсолютно счастливым человеком. Говорит: «Не понимаю, зачем молодежь рвется в город? Образование получить – это конечно. Но жить там… Я бы не смог. Вот верите, минские командировки для меня – каторга. Я потом несколько дней отхожу от столицы». Спрашиваю его: «А как отходите? Вообще, что Вас приводит в норму после стрессов? Что лечит от плохого настроения?». Председатель откидывается в кресле, блаженно улыбается, мечтательно закрывает глаза: «О-о-о. Рыбалка…». «Рыбалка-охота?» – уточняю. «Нет, охоту не люблю. Рыбалка. Только удочкой. И только один. Забираюсь в совершенно глухие места. Удовольствие – словами не описать».

Александр Владимирович – фанат любого конкретного дела: трудовой деятельности, домашних обязанностей, хобби… С восхищением вспоминает деда – трудягу и большого любителя полевых и строительных работ, – который, с очень невысоким образованием, прочитал столько книг! «Может, больше, чем мы с отцом, вместе взятые». Кстати, отец имел два высших образования. Если учитывать Высшую партийную школу, то и три. Работал директором детского дома, позже – Нагорновской вспомогательной школы-интернат. Там же, кстати, пришлось начинать и юному Саше. Почему пришлось? Потому что мечтал вовсе не о педагогике – о лесотехническом. Однако случилась беда, полгода лежал в больнице. Врачи не давали оптимистичных прогнозов. Спасло собственное упорство, желание непременно победить недуг. А еще – оптимизм какого-то деда-анегдотчика, соседа по палате, радостного и вечно неунывающего.

Так он на пять лет оказался воспитателем интерната и студентом-экономистом, заочником. Спрашиваю осторожно: «Не жалеете теперь, что не осуществилась «лесная» мечта?». Спокойно отвечает: «Нет. А о чем жалеть? Работу свою люблю. А что касается леса – так я живу в лесу, он меня и радует, и лечит». – «А что еще радует?». Отвечает, не задумываясь: «Внук. Вы себе не представляете, что за чудо! В мае исполнился год. Пошел ходить в 10 месяцев. Активный, бегучий – только лови! И как приедут ко мне (дочка живет в Клецке) – сразу в гараж! Он игрушек не любит: вот ему палку, удочку, ножовку, молоток… Едва успеешь отобрать. А как увидел на поле комбайн – аж затрясся весь, чуть в окошко дверцы машины не вывалился. И стоял потом, смотрел, смотрел с полчаса – что за зверь такой?! Нет, внук – это бесподобно…».

Александр Владимирович ненадолго смолкает. А потом опять – увлеченно, ярко, образно – говорит, говорит: о жене, о дочке и сыне, но больше всего, конечно, о работе, о своем деле председательском – иногда почти сутками напролет. Что уважает председатель Филипченко? Прежде всего - труд. А еще: «Рад, что в Морочи нашел себя. Рад, что нашел здесь счастье – в работе, семье, друзьях, единомышленниках. Удобрения, техника – это все можно купить. Главное – люди. И я рад, что сегодня с уверенностью могу сказать: каждому человеку доверяю, на всех могу положиться. Надеюсь, что и они испытывают ко мне те же чувства». Кстати, когда возвращались из Морочи жарким августовским субботним полднем, Юрий Сигизмондович Гладовский, председатель РК профсоюза работников АПК и первый секретарь РК КПБ весело сказал: «Да! Уж что доверяют – то доверяют люди ему. Знают, что требования его всегда обоснованы и разумны. Говорят: если какие-то сложности – ну, там домашние, семейные… Подойди – никогда не отмахнется, поможет. Толковый председатель».

Главное дело Александра Филипченко – забота о людях. «Мы должны работать, чтобы жить, согласны? А мы, бывает, живем, чтобы работать. А это неправильно. Сколько надоили? Сколько вырастили? Сколько сдали? А разве это главное? Главное – люди, их благосостояние…».

Прощаемся, уезжаем. Дорога до Клецка долгая, и я мысленно перебираю в памяти эпизоды беседы. Испытываю не только предстоящее литературное удовольствие от работы над материалом, но и большую радость: в моей очерковой копилке появился еще один яркий и нестандартный человек. Настоящий, говоря по-английски, «self-made man» – «человек, который создал себя сам».

Автор: 
Лилия МЕЛЕШКО
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
16 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.