Двойное предательство

События конца августа - начала сентября 1991 года, последовавшие за провалом ГКЧП, стали завершающим этапом антисоветской, антисоциалистической, буржуазной контрреволюции в СССР. Руководство России открыто разваливало страну, частью которой эта республика являлась. Деяние более чудовищное и циничное трудно даже представить.

По планам Гитлера
После Победы в архивах гитлеровской Германии обнаружили документы, раскрывавшие главный замысел её главарей: навсегда уничтожить СССР, чтобы он не смог возродиться.
«Задачи нашей политики… должны… идти в том направлении, чтобы… органически выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования… освободив тем самым Германскую империю на будущие века от восточной угрозы» (из речи рейхслейтера Розенберга, одного из главных идеологов нацизма, о политических целях Германии в предстоящей войне против Советского Союза, произнесённой 20 июня 1941 года, за два дня до вероломного нападения гитлеровцев на СССР). «Речь идёт не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается… в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их» (из замечаний и предложений по генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС, представленных как документ особой важности Нюрнбергскому военному трибуналу).
Изуверская суть замысла очевидна. Страны, побеждённые в войне, порой поднимались, набирали силу и даже побеждали своих победителей — в истории таких примеров немало. А вот государства, раздробленные на части, уходили в небытие.
Именно такую казнь и такую судьбу готовили гитлеровцы нашей стране. И дробление её считали важнее военной победы. Остриё замысла было нацелено против основной державной опоры страны — русского народа, который намеревались прежде всего оторвать от других братских народов.
Зловещий замысел полностью совпадал с целями США. Ещё в октябре 1918 года правительство президента Вильсона разработало план расчленения России на отдельные «самостоятельные области». Официальная карта её, составленная госдепартаментом для Парижской мирной конференции, включала лишь Среднерусскую возвышенность. Вся остальная территория, пояснялось в приложении, — «большие области, каждая со своей экономической жизнью».
Естественно, США подхватили то, что не успело выполнить фашистское руководство. В июле 1959 года конгресс утвердил закон «О порабощённых нациях», чётко определивший главную стратегическую цель новых претендентов на мировое господство: «США должны стремиться к расчленению советского монстра на 22 государства». В числе их, кроме пятнадцати республик Союза, были семь государственных образований на территории РСФСР, среди которых — Сибирь, Дальний Восток, «Идель-Урал», «Казакия».
Казалось бы, руководство России, более 80 процентов населения которой — русские, должно было как зеницу ока беречь государственное единство СССР. Но руководство стало главным тараном, разрушавшим страну. Российские власти крушили её под лозунгами «Долой Советскую власть!.. Долой Компартию!.. Освободимся от сталинизма!..» Под теми же лозунгами воевали против СССР власовцы. И так же клялись, что выступают за интересы России. Разница в том, что власовцы шли на свою страну с оружием в руках, а российское руководство разваливало её без автоматов, ракет и танков. И в том, что власовцы служили фашистской Германии, а у российских властей, устанавливающих буржуазный режим, был новый хозяин.
К этому хозяину ещё в сентябре 1989 года прилетел на смотрины Борис Ельцин. И там, подчёркивая своё отношение к стране, гражданином которой являлся, перед телекамерами с нескрываемой издёвкой, врастяжку, через губу, произнёс: «ЭС-ЭС-ЭС-ЭР», «КА-ПЕ-ЭС-ЭС», «КА-ГЕ-БЕ». Принимавшие его высокие чины США рукоплескали. И хотя Ельцин занимал тогда далеко не первостепенную должность — председателя Комитета Верховного Совета СССР по вопросам строительства и архитектуры, с ним встретился и доверительно беседовал президент Джордж Буш. При вступлении в должность он, как и положено, давал клятву, что будет неукоснительно исполнять все законы США. В том числе и Закон о порабощённых нациях.
И для выполнения главного стратегического плана, заложенного в этом законе, Бушу и его команде позарез нужен был такой человек, как Ельцин.
США сделали всё, чтобы с помощью своих агентов и прозападников, набиравших силу в российских правящих кругах, привести его к власти. Ещё на подступах к Кремлю, возглавив Верховный Совет, он полностью оказался под внешним управлением. Важнейшие для России государственные вопросы решали американские советники и посол США в Москве (в то время — Джек Мэтлок, а затем Роберт Страусс).
Доверие своих хозяев Ельцин оправдал с лихвой. Декларация о суверенитете России была принята аккурат в день рождения Буша. И именно Бушу он сразу же доложил из Беловежья о последнем ударе по «советскому монстру», нанесённом под его, ельцинским, началом: «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование».
План, который гитлеровцы не сумели реализовать в годы их кровавой агрессии, был выполнен властями «новой России» с помощью националистов из других республик в мирное время. Развалив СССР, они предали тех, кто сражался и погибал за нашу общую Родину. Предали Победу.

Мастера исторического подлога
Чем обернулось это предательство, известно. Новые государственные образования, выкроенные из огромной территории Советского Союза, покатились в пропасть. Начался запланированный западными хозяевами крах крупнейшего геополитического обрубка СССР — России. Были угроблены её жизненно важные отрасли — от самолётостроения, станкостроения — основы развития промышленности (выпуск станков с 1986 до 2014 года упал в 70 раз) до сельхозмашиностроения: в 24,5 раза уменьшилось с 1990 года производство тракторов, в 20 раз — зерноуборочных комбайнов. Рухнуло сельское хозяйство. Россия производит сейчас молока в 1,8 раза (почти вдвое) и мяса — на 15 процентов меньше, чем четверть века назад!
Потери её экономики за это время достигли пяти триллионов долларов. Напомню: прямой материальный ущерб, который нанесли оккупированным территориям Советского Союза гитлеровцы, определённый Государственной комиссией по довоенным ценам, составил 679 миллиардов рублей, или 128 миллиардов долларов. Если учесть, что с того времени доллар США «усох» (девальвировался) примерно в семь раз, материальный ущерб России после того, как нынешний режим «выкроил» её из СССР, превысил ущерб, нанесённый гитлеровцами, вшестеро!
И уже только слепой не видит, что она превратилась в сырьевой придаток, полуколонию Запада: экспорт машин и оборудования в дальнее зарубежье упал впятеро, а продажа (в долларах) нефти, газа, металлов и различного сырья в 2012 году в 50 раз превысила объём продажи машиностроительной продукции. Доля иностранного капитала в основных подвидах промышленности — от добывающей до энергетического машиностроения — возросла до 50—75 процентов. Подорвана возможность самостоятельного инновационного развития. Почти все комплектующие для информационных технологий (микрочипы, процессоры) и основное программное обеспечение создаются на Западе. До 95 процентов доходит доля иностранных комплектующих в российских судовых машинах и приборах. А доля импорта в станкостроении, по данным минпромторга, в прошлом году превысила 90 процентов. От 60 до 90 процентов достигла она в тяжёлом машиностроении, электронной и лёгкой промышленности.
Но самое страшное — людские потери. Непосредственная убыль (превышение смертности над рождаемостью) с 1990 по 2011 год составила 12,8 миллиона человек, снижение естественного прироста населения по сравнению с советским уровнем — 16,8 миллиона. В итоге Россия потеряла 29,6 миллиона человек — больше, чем весь Советский Союз за годы войны с фашизмом.
Никогда ещё в мирное время ни одна крупная страна не переживала такого краха.
Масштабы его российское руководство скрывает как может. А виновником очевидной для всех экономической катастрофы объявило Советскую власть. Неспособная, мол, к развитию социалистическая экономика впала в застой, что и привело к «распаду» СССР и проблемам «новой» России.
Что тут скажешь? Разве то, что сказала в ноябре 1991 года на заседании Американского нефтяного института Маргарет Тэтчер: «Советский Союз — это страна, представляющая серьезную угрозу для западного мира… Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него был примерно в два раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков. Сложилась весьма трудная для нас ситуация».
И вправду. Средний прирост внутреннего национального продукта в СССР с 1946 по 1985 год (после Победы до горбачёвской перестройки) составлял семь процентов, а в США — 3,2 процента. Советская экономика развивалась в 2,2 раза быстрее! ВНП СССР за это время, по данным ЦРУ, вырос с 25 до 56 процентов от ВНП США. Если в 1960 году объём промышленной продукции СССР по сравнению с США составлял 55 процентов, то через 20 лет, в 1980 году, — уже более 80 процентов.
Даже в «застойную» пору (1981—1985 годы) валовой национальный продукт прирастал в СССР почти в полтора раза быстрее, чем в США. И, несмотря на урон, нанесённый перестройкой, в 1990 году Советский Союз производил больше, чем Соединённые Штаты, металлорежущих станков и минеральных удобрений — в полтора раза, тракторов — почти в пять раз, цемента — в 1,8, хлопчатобумажных тканей — в два раза, в 1,3 раза — стиральных машин, в 3,3 — сахарной свёклы, в 1,6 — молока, в 1,4 — яблок, выплавлял в 1,8 раза больше стали, добывал в полтора раза больше газа и нефти, почти вдвое превосходил США по улову рыбы и добыче других морепродуктов.
По индексу развития человеческого потенциала — интегральному показателю уровня жизни и экономики, который определяет ООН, — в 1990 году СССР достиг 26-го места в мире. Для сравнения: Россия сейчас — на 57-м.
Новым властителям России всё это — что кость в горле. Как и потрясшие человечество советские научно-технические достижения: первая в мире атомная электростанция, построенная всего через девять лет после разрушительной кровавой войны, а затем, через три года, — первый в мире спутник и первый в мире атомный ледокол. А вскоре как величайший прорыв в будущее — первый полёт человека в космос. «Советы опередили нас прежде всего в области образования, — признал тогда президент США Джордж Кеннеди. — Чтобы ликвидировать это отставание, мы должны радикально изменить наше образование, использовав всё лучшее, что есть у них».
И всё же самой большой помехой для тех, кто пытается перечеркнуть достижения Советской власти, стала Победа. Как объяснить, что при той «негодной» власти, с её «не способной к развитию» экономикой, страна выдержала удар почти всей Европы, объединившей экономический потенциал под знамёнами Гитлера, и разгромила его «непобедимые» полчища? И вправду, как? Но правители и глашатаи нынешнего режима нашли «объяснение»: «Победу одержал народ — вопреки Советской власти». И вот уже десятки фильмов, сотни книг и «научных» трудов, перекроенные школьные учебники и «документально обоснованные» телепередачи почти «доказывают» эту «бесспорную истину».
Да, Победу одержал народ. Но не просто народ, а советский народ. И одержал не вопреки, а благодаря Советской власти. Это признавали даже главари вермахта, разгромленного на нашей земле. «Гитлер и германский генштаб недооценили не только ресурсы Советского Союза и боеспособность Красной Армии, но и прочность советской системы», — писал в книге «Утерянные победы» фельдмаршал Эрих фон Манштейн.
Именно советской системой, Советской властью была создана возможность для обеспечения Красной Армии ресурсами, необходимыми для Победы. Плановая социалистическая экономика стала основой стремительных довоенных темпов развития, в 5—10 раз превосходивших капиталистические. Уже в 1937 году СССР вышел по объёму промышленного производства на первое место в Европе. А когда под ударом чудовищной и отлаженной в европейских сражениях военной машины вермахта наша страна понесла тяжелейшие потери, сдав часть своей территории (другие — капиталистические — страны, не выдержав гораздо меньшего удара гитлеровцев, капитулировали), в Советском Союзе была совершена невиданная по масштабам плановая переброска промышленности на восток. С июня по декабрь 1941 года из районов, которым угрожала оккупация, эвакуировали и перебазировали за Волгу, на Урал, в Казахстан, Среднюю Азию и Сибирь 2593 предприятия, причём 1533 самых крупных, включая 1360 оборонных, — уже в первые три месяца войны.
Это были в основном машиностроительные заводы, работавшие в системе разветвлённой кооперации. И советское руководство выполнило ещё одну, казалось бы, неразрешимую в таких условиях задачу — обеспечило плановую синхронность ввода на новых местах заводов-смежников.
«Эвакуацию промышленности во второй половине 1941-го и начале 1942 года и её «расселение» на востоке следует отнести к числу самых поразительных организаторских и человеческих подвигов Советского Союза во время войны», — писал известный английский публицист Александр Верт.
Не забуду, как крупный исследователь в области организации машиностроительного производства доктор технических наук Николай Сидорович Сачко, недавно ушедший из жизни, рассказывал: «Американцы налаживали производство истребителя после выхода чертежей из КБ через полтора года, японцы — через год, а мы (он работал тогда в Новосибирске на авиационном заводе имени В.П. Чкалова) — через полгода. И выпускали полк (28—30 самолётов) в день! Капиталистам такое и не снилось».
Уже в 1942 году СССР превзошёл Германию по выпуску боевых самолётов в 1,9 раза, танков — в 3,9 раза, орудий всех видов — в 3,1 раза. А за годы войны советская промышленность, несмотря на потерю многих заводов, выпустила в 2,2 раза больше, чем германская, танков, в 1,5 раза — орудий, в 4,5 раза — миномётов. Она произвела 119635 самолётов, а немцы с помощью всей оккупированной Европы — 80600. Не было такой современной техники, таких машин и оборудования, которые не могла бы производить наша промышленность.
Разгром фашистской Германии стал не только военной и политической, но и экономической победой советского социалистического строя, Советской власти.
Вместе с этой правдой о войне нынешние российские правители стараются вытравить и самое главное.

Роковой удар
Они упорно замалчивают, что победители — оставшиеся в живых и павшие в смертельных схватках с фашистами — шли в бой не просто за Родину, а за Советскую Родину — страну, избравшую путь к социальной справедливости, что составляет смысл человеческого бытия. «Когда справедливость исчезает, то не остаётся ничего, что могло бы придать ценность жизни людей», — писал философ Иммануил Кант. Извечная тяга к справедливости была главной опорой русской души. Лучше всего, со свойственной истинному таланту глубиной понимания, сказал об этом Фёдор Михайлович Достоевский: «Высшая и самая резкая характеристическая черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда её».
Путь, выбранный Советской страной, был не просто созвучен — полностью отвечал этой главной черте народа. Даже противник Октябрьской революции Николай Бердяев, философ, почитаемый нынешним российским режимом, вынужден был признать: «Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба».
Воспринятое народами, населявшими великую державу, стремление к справедливости как смыслу бытия стало высшей духовной ценностью, объединившей их в советский народ. И помноженный на это стремление патриотизм превратился в неодолимую силу. Где, когда, в какой стране могло быть, чтобы более четырёхсот человек закрыли своими телами амбразуры, 506 экипажей направили горящие самолёты на вражеские колонны, а около шестисот лётчиков и 160 танкистов пошли на тараны врага? Где, в какой стране было, чтобы, выдержав нечеловеческие пытки, но не выдав товарищей, погибли тысячи и тысячи партизан и подпольщиков? Многие из них уходили в бессмертие юными, как Зоя Космодемьянская, Олег Кошевой и его друзья — краснодонские молодогвардейцы, или совсем детьми, как Герои Советского Союза пионеры Саша Чекалин, Лёня Голиков, Зина Портнова, Марат Казей и Валя Котик.
Всё это стало проявлением советского патриотизма — сплава извечной любви к Родине и готовности защитить новое, справедливое жизнеустройство. Даже Никита Михалков — один из тех, кто рушил основы советской жизни, предавал и крушил нормы советской морали, утомлённый своими последними киновыкидышами, признал: «Если бы солдаты увидели, как изменились наши идеалы, они бы отказались идти в бой».
На защиту близких своей душе идеалов, через кровь, смерть и муки, люди шли — от мала до велика — осознанно. Подхватывая, как писал Александр Твардовский в пронзительно-исповедальном стихотворении «Я убит подо Ржевом», знамя у тех, кто выполнил свой последний долг.
Чтоб за дело святое,
За Советскую власть
Так же, может быть, точно
Шагом дальше упасть.

Основатели нынешнего режима, развалив нашу Родину и отказавшись от социальной справедливости, совершили двойное предательство. И устроили России двойную казнь. Если отрыв от братских республик пошатнул её экономику, как, собственно, и всю жизнь, то отказ от социальной справедливости нанёс ей роковой удар. Отказ этот, в общем-то, и стал первопричиной развала великой державы: подорвана была главная ценность, объединявшая её, служившая её духовно-государственной скрепой. Но в то же время он стал и основной внутренней причиной экономического краха «новой» России, режим которой отверг принцип «каждому — по труду». Понятный и близкий народу курс на социальное равенство (не уравниловку: крупный учёный получал более высокую зарплату, чем Генеральный секретарь ЦК КПСС), обеспеченный общественной, государственной собственностью, был подменён другим: обогащайся, хватай что можешь. И новые господа набросились на общее, народное достояние: банкротили предприятия, «прихватизировали» самые лакомые куски. В 1991 году государству принадлежал 91 процент основных средств, в 1994-м — уже 30,2, сейчас — не более восьми процентов.
Разнузданный грабёж в мутной стихии рыночной живодёрни, заменившей плановое хозяйство, вкупе с неэффективностью частнособственнической экономики многократно увеличил потери от расчленения державы. Он-то и привёл к основному ущербу, во много раз превысившему тот, что был нанесён гитлеровцами.
Ограбив государство, новые хозяева лишили народ основных социальных завоеваний Советской власти: бесплатного получения жилья, бесплатных медицинского обслуживания и образования. Третью богатств России завладели 110 человек. По данным независимых экспертов, доходы 10 процентов самых богатых россиян превышают доходы 10 процентов наиболее бедных в 40—45 раз (в советское время это соотношение, называемое децильным коэффициентом, не превышало 4). В 2012 году средняя зарплата служащего в 25 ведущих банках была больше средней зарплаты по России в 101 раз. А доходы олигархов — в тысячи раз! И это в стране, где по глубинному наблюдению тончайшего знатока русской души Антона Павловича Чехова, «даже мужик, одурманивающий себя водкой… больше всего любит справедливость».
Допустить, чтобы народ полностью осознал, в какой омут его столкнули, верхушка российского режима не может. Как не может допустить, чтобы всем, особенно молодёжи, стало ясно, что в битве с фашизмом люди наши защищали не просто Родину, а Советскую Родину с её идеалом социальной справедливости. И что Советская власть и Победа нераздельны.

Обман как способ выживания
Потому-то и стараются нынешние хозяева России перечеркнуть достижения Советской власти, а заодно и вытравить из людской памяти её победные символы. Отменили Красное знамя, вдохновлявшее народ на подвиги. Вместо прославленных гвардейских знамён с портретом Ленина, с которыми дивизии Красной Армии переломили хребет фашизму, воинским частям всучили уродливо размалёванные самоделы, не имеющие отношения к Великой Отечественной. И даже в День 75-летия Победы ленинский Мавзолей, на который равнялись полки, уходившие в 41-м с легендарного парада на Красной площади прямо в бой, с трибуны которого их напутствовал Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, — Мавзолей, ставший одним из главных символов Победы, власть спрятала за фанерной декорацией. И у орденов и медалей, которые она сегодня штампует, стёрла сходство с наградами победной войны.
А стране навязала реанимированную символику царской России как государства «процветавшего» и «успешного». Хотя «процветание» это и «успешность» были удручающими. По размерам валового национального продукта на душу населения Россия уступала всем развитым странам: США, например, — в 9,5 раза, Англии — в 4,5, Канаде — в 4, Германии — в 3,5 раза. Она не могла произвести ни танков, ни автомобилей, а самолёты (за 1914—1917 годы было собрано всего 94 «Ильи Муромца») оснащала импортными двигателями и приборами. На русских эсминцах, крейсерах и линкорах стояли немецкие и шведские турбины, английские гирокомпасы и дальномеры.
Выступая в Думе, граф Владимир Бобринский, латифундист, имевший в Тульской губернии 13 тысяч десятин, говорил: «Мы знаем, что население у нас на душу потребляет приблизительно 16,5 пуда муки в год, тогда как в самых бедных странах, например, в Алжире, потребляется 24 пуда». Николай II, за время правления которого от голода умерло около восьми миллионов человек, издал указ «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». И всё же, несмотря на голод, Россия вывозила хлеб. Отвечая на обвинения в преступности такой политики, царский министр финансов Иван Вышнеградский заявил с трибуны Госдумы: «Сами недоедим, а вывезем!»
«Процветание» царской России дополняли ужасающая нехватка врачей и невиданно высокая смертность, особенно — детская: в возрасте до одного года из каждой тысячи новорождённых умирали 263 ребёнка, в то время как в Швеции — 70. А из детей старше девяти лет грамотных было 27 процентов (без учёта Закавказья и Средней Азии), тогда как в США даже среди негритянского населения — вдвое больше.
И, главное, Россия продолжала отставать от развитых стран: если в 1850 году соотношение её ВВП к ВВП Германии, например, равнялось 4 к 10, то в 1913-м — уже 3,3 к 10. И из всей внешней задолженности всех стран мира, составлявшей к началу 1917 года 16385 миллионов долларов по паритету, на Россию приходилось 5937 миллионов долларов — 36,2 процента. Такой долг она никогда бы выплатить не смогла. И была обречена превратиться из зависимой страны в полуколонию.
Почему же нынешние российские правители прославляют её «успешность»? Обман — способ выживания обанкротившихся политиков, которые пытаются доказать, что вся разруха, устроенная в стране, идёт не от них, а от Советской власти, «прервавшей динамичное развитие царской России». Изощрённый обман пропагандистские лакеи режима обрушили и на близких сердцу народа героев войны, принявших мученическую смерть. В официозных изданиях и на экране они устроили вторую казнь Зое Космодемьянской, Олегу Кошевому и его друзьям: опошляя светлые образы, вытравили из них советскую душу, а из их подвига — советские корни.
А с какой злобой открыли огонь по комиссарам Великой Отечественной! А ведь комиссары и политруки первыми шли под пули, и гитлеровцы считали их главными врагами. «Их следует немедленно, то есть ещё на поле боя, отделить от остальных военнопленных… После проведённой сортировки их надлежит уничтожить», — требовала «Директива об обращении с политическими комиссарами», изданная Верховным командованием вермахта.
В обычном своём духе, без зазрения совести, прорежимные пропагандисты перечёркивают, по геббельсовским лекалам, истинную — организующую и вдохновляющую — роль Коммунистической партии, её руководства в войне и Победе. И умалчивают, что в боях погибли более трёх миллионов коммунистов — 35 процентов от числа всех боевых потерь. И что роты, батальоны, полки поднимал в атаку призыв: «Коммунисты, вперёд!» — и рядовые солдаты партии первыми бросались в огненный смерч. Но эти — коммунистические корни советской Победы нынешние российские правители стараются вытравить из народной памяти.
И действуют они рука об руку с Западом, позицию которого чётко сформулировал американский журналист Гаррисон Солсбери в рецензии на книгу Константина Симонова «Живые и мёртвые», опубликованной в «Нью-Йорк таймс бук ревью» в 1962 году («Правда» недавно напомнила его слова): «Россия была спасена не благодаря своей коммунистической системе, а вопреки ей».
Антисоветизм нынешних хозяев России, замешенный на антикоммунизме, — это всё та же власовщина, обвиняющая за своё предательство и служение чужеродным интересам Советскую власть. Но обмануть весь народ невозможно. Эту бесспорную истину подтвердило отношение россиян к Дню независимости, высказанное перед его юбилеем.

Когда предают национальную идею
«12 июня — это траурный день России. 25 лет назад мы своими руками разрушили нашу страну при активном содействии Запада. И к полной власти в России пришли такие существа, как Ельцин, Чубайс, Гайдар, Березовский, и прочие нелюди! Это день, когда над Россией взвился власовский триколор!»… «Почему в нашем историческом случае эта дата стала поводом для праздника? Нам, вероятно, покажется странным, если инвалид будет ежегодно отмечать день, когда ему ампутировали обе ноги. Да, это, возможно, повод помнить этот день... Но праздновать?» Подобными откликами заполнен Интернет.
Как показали опросы, проведённые ВЦИОМом, больше половины россиян вообще не могли вспомнить название праздника 12 июня. И это — после 25 лет настойчивых попыток власти навязать его всему народу, после феерических торжеств, ежегодно устраиваемых ею от Балтики до Тихого океана. Конечно, многие, особенно молодёжь, от которой скрыли подлинную историю страны, принимают участие в таких праздничных шоу. Но народ, его большинство, видит, чувствует душою обман.
Выступая в день 25-летия независимости России, Владимир Путин сделал знаковое, по оценке официозных СМИ, заявление: «…Идеалы патриотизма настолько глубоки и сильны, что никому никогда не удавалось и не удастся перекодировать Россию, переделать под свои форматы. Нас невозможно отлучить, оторвать, изолировать от родных корней и истоков».
Но ведь именно нынешний режим перекодировал Россию, переделал её под чужеродный формат. Отлучил, оторвал, изолировал от родных корней и истоков её души, испокон веков рвущейся к справедливости, которую обеспечивает коммунистическое жизнеустройство — «русское явление, русская судьба». Понимая это, Николай Бердяев писал: «Третий Интернационал есть … русская национальная идея».
От русской национальной идеи и отказался нынешний режим. Первые шаги в этом глобальном предательстве на государственном уровне сделал иудушка Горбачёв, позже признавшийся на семинаре в Американском университете в Турции: «Целью моей жизни было уничтожение коммунизма». Остальную работу довершила российская верхушка.
Отбросив главную ценность — стремление к справедливому жизнеустройству, российская власть сломала скрепы, объединявшие наши народы. Великая страна была не только разрушена — на корню была подрублена возможность её воссоединения. Несмотря на договор, Россия и Белоруссия так и не создали полноценное Союзное государство. Под диктовку Запада, используя механизм рыночной живодёрни, Кремль стал наносить удары по экономике братской россиянам республики, не отказавшейся от советских устоев жизни.
Развальные процессы внутри недостроенного Союзного государства в последнее время лишь усилились. Как и внутри только что созданного Евразийского экономического союза. Российское руководство выталкивает Белоруссию со своего рынка, покупая аналогичную продукцию в странах дальнего зарубежья. И республика вынуждена спасать свою экономику. Лишь треть продукции, сообщил президент республики Александр Лукашенко, намечено отправлять на рынки Евразийского экономического союза (в основном это Россия, доля торговли с которой за последние 20 лет упала почти вдвое), треть — в страны Евросоюза, ещё треть — в страны Азии, Ближнего Востока, Латинской Америки и Африки.
Торговые связи сегодня всё больше переходят от простого «купи-продай» к созданию совместных предприятий и тесной кооперации, созданию единых производственно-экономических организмов. И Россия, и Белоруссия, как видим, создают их с другими странами. Таким образом, подрывается возможность создания своего общего единого экономического организма, а значит, и восстановления единого государства.
Запад может торжествовать. Бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт как-то сказала: «Наша задача состоит в том — поскольку это в наших интересах, — чтобы управлять последствием распада Советской империи». Но даже управлять не надо: всю геростратовскую работу проводит сама российская верхушка, руководствуясь принципами и ценностями, которые заложены в её мозги под началом западных стратегов.
По этим принципам продолжается разложение российского общества. Кто бы мог подумать, что за каких-то два десятилетия оно будет настолько перекодировано, что в погоне за прибылью людей начнут убивать поддельными лекарствами. А чтобы завладеть собственностью — земельным участком, заводом (что «при Советах» вообще было недопустимо) или простой квартирой, — людей станут истязать, закапывать живьём. Казнокрадство, мздоимство, проституция и мошенничество стали делом обыденным, а пропасть между теми, кто купается в роскоши, и теми, кто прозябает в нищете и бедности, достигшая чудовищных размеров, продолжает стремительно расти.
Капитализм уничтожает Россию и её народ. Остановить этот смертельный процесс можно только одним способом: сменить общественный строй, построить новое общество — общество социальной справедливости.

Автор: 
Олег СТЕПАНЕНКО, собкор газеты «Правда»
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
6 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.