Европейский адвокат Мадалена Сантуш: Запрет Компартии – первый шаг на пути к установлению диктатуры нацизма в Украине

В разрез демократическим принципам украинская власть ныне предпринимает попытки по запрету оппозиционной силы – Коммунистической партии Украины. В соответствии с уставом международной организации юристов, в защиту прав КПУ выступили португальские юристы-демократы. Европейские адвокаты предупреждают, что действия в отношении КПУ – это «первая ласточка» нависшей над украинским обществом угрозы нацизма. О последствиях подобной диктатуры в Португалии, а также о проблемах в украинском правовом поле в интервью рассказала главный координатор адвокатского объединения при Лиссабонском городском совете, адвокат Мадалена Сантуш.

- Госпожа Мадалена, расцвет фашизма в Европе начался именно с запрета коммунизма. Какие процессы сейчас происходят на Украине?

- Любое «нападение» на мнение человека – это уже агрессия и преступление. Человек реализуется только в том случае, если он может распоряжаться своей свободой. А самая естественная форма утверждения свободы – это мысль: если не будет свободы мысли, то и человека не будет. Мы, португальцы, не знаем более драматичных процессов, чем диктатура фашизма, его антигуманная политика. Мы до сих пор не можем осознать и понять все, что произошло в фашистской Германии. Но утверждение репрессий тогда начиналось в зале судебных заседаний, с ущемления свободы совести и мысли. И когда уже сделан первый шаг в этом направлении, то это как снежный ком: обратного пути быть не может. Поэтому мы очень обеспокоены ситуацией с запретом КПУ в Украине – страна сейчас находится на пороховой бочке. Олигархические силы империализма ногтями и зубами защищают свои экономические интересы, эксплуатируя при этом человека и пытаясь заглушить неудобные мнения.

Запрет Компартии – первый шаг на пути к установлению диктатуры фашизма. Украинский народ должен это осознавать и всеми своими силами и возможностями защищать демократию в стране. Потому что только демократия позволит народу развиваться и представлять интересы всех граждан, особенно в этот сложный для Украины период.

- Вспоминая о демократии, можно говорить, что судебный процесс в отношении КПУ соответствует демократическим принципам судопроизводства, в частности – европейским правовым нормам?

- В судебном процессе по КПУ нарушается, в первую очередь, свобода совести и мысли. Мы уже не раз говорили, что в судебном порядке никого нельзя осуждать за его высказывания, какими бы сложными они не казались. Потому что демократия формируется именно тогда, кода сталкиваются различные идеи. Это – диалектика противоположностей. Ни один суд не может судить за мнения. Если это происходит, то свидетельствует об отсталости или ретроградном характере общества, вплоть до отступления к временам инквизиции. Принципы современного общества предусматривают свободу слова и самовыражения.

В Португалии диктатура существовала в течение 48 лет, и одним из наших основных требований тогда была борьба за свободу слова. Мы понимали, что только когда будет свобода слова, мы сможем свободно объединяться в партии и высказывать мнения, чтобы реализовывать свои идеи. И мы должны работать именно на основании таких демократических принципов. Любая иная система будет неизбежно диктаторской.

- Возбуждали ли уголовные дела в отношении политических партий и народных лидеров в период диктатуры фашизма в Португалии?

- Тогда даже были созданы специальные суды, чтобы судить человека именно за его мнение. Это касалось, в частности, коммунистов, а также прогрессивных деятелей, отстаивавших свободу слова. Как и сейчас по делу КПУ в Украине, тогда в Португалии имели место судебные фарсы, судилища. Потому что судьи в этих судах избирались «пальцем». Очень трудно было в таком суде обеспечить защиту для политзаключенных. Адвокаты в этих случаях подвергались давлению и даже физическому воздействию, хотя налицо была вся сущность сфабрикованных политических процессов.

- Какие решения были вынесены в Португалии в данных сфабрикованных делах?

- Как и сейчас в деле в отношении КПУ, тогда в Португалии проявили солидарность адвокаты из других стран, выступившие в защиту обвиняемых. Многие обвиняемые находились в заключении еще до решения суда, что также незаконно. В большинстве случаев их приговаривали к высшему сроку, по истечении которого предусматривались «меры предосторожности», что это означало пожизненное заключение. Но в 1974 году произошла революция, и одним из требований было освобождение всех политических заключенных. Только к тому времени многих уже не было в живых, многие находились в концентрационных лагерях.

- Какие перспективы для обжалования судебного решения по делу КПУ существуют в европейских судах?

- Партия имеет полное право оперировать всеми возможностями для своей защиты. В целом, на пути вхождения в ЕС, многие законы в Украине нужно будет приспособить к европейским нормам. Когда Португалия вступала в ЕС, мы изменили одну норму Конституции. Речь шла о том, чтобы европейское право являлось составной частью права государственного. Нам не нужно было полностью изменять законодательство. Но европейские власти еще не выразили свое мнение по украинскому правовому полю – в ЕС еще не провели соответствующую проверку.

- Но если процесс евроинтеграции Украины начнется с запрета оппозиционной партии, в ЕС, вероятно, уделят этому должное внимание...

- Тогда, естественно, в Европе выразят свое мнение по этому поводу.

- Об изменении каких норм в украинском правовом поле идет речь? И можем ли мы в целом на фоне подобных судебных процессов говорить о перспективах страны войти в ЕС?

- Я не могу сказать, что в деталях изучила украинское законодательство, но полагаю, что необходимо изменить будет целый ряд норм. И в суде в отношении КПУ были нарушены многие принципы европейского права…

- О каких нарушениях идет речь?

- Можно начать с беспринципной манифестации под зданием суда. В европейских странах манифестации также могут проводиться, но не под зданием суда. В этом вопросе существует определенный конфликт интересов. С одной стороны – это право на собрание – его нельзя запретить, а с другой – существуют определенные правила проведения манифестаций, поскольку нельзя, чтобы нарушался принцип независимости и беспристрастности суда. Судебное заседание должно проходить в спокойной атмосфере, без какого-либо давления.

- Во время последнего судебного заседания по делу о защите чести и деловой репутации КПУ эти принципы были нарушены?

- На суд оказывалось прямое давление. Это неприемлемо в европейских странах. Кроме того, для нас было очень странным, что в непосредственной близости к судье находились представители милиции. Из этого следует, что не исключено какое-то насилие со стороны присутствующих в зале. Такого рода вещи не допускаются, защитники правопорядка должны находиться за пределами судебного заседания, чтобы суд мог вникнуть в дело и ознакомиться с ним в обстановке гласности и спокойствия.

- Минюст предоставлял в качестве доказательной базы материалы, которые невозможно подвергнуть экспертизе. Возможны ли подобные прецеденты в европейской судебной практике?

- Эта экспертиза производилась экспертами, подчиняющимся государственным органам. Какая бы экспертиза не проводилась – лингвистическая или какая-то другая, она должна проводиться полностью независимым учреждением, для обеспечения беспристрастности суда. А здесь этот принцип независимости и автономии экспертов не работал.

Автор: 
по материалам KPU.UA
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
4 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.