ХОЧУ ДОПОЛНИТЬ И УТОЧНИТЬ

С большим вниманием и интересом прочитал статьи о Л.Берии Автандила Квинчия «Великий организатор» и кандидата исторических наук Владимира Егорычева «С.Берия: после сорока лет молчания». Особого внимания заслуживает, конечно, вторая статья!
А.Квинчия утверждает, что Берия «после войны стал основателем атомной и ракетной отраслей». Так ли это? Обратимся к историческим документам. 11 февраля 1943 года Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял специальное решение об организации научно-исследовательских работ по использованию атомной энергии. Их руководителем был назначен академик И.В.Курчатов. Вначале общее руководство атомных проектов осуществлял В.М.Молотов.
Решением ГКО от 20 августа 1945 года был создан Специальный комитет под председательством Л.Берии. Академик Петр Капица 25 ноября 1945 года, характеризуя деятельность Л.Берии в Специальном комитете, сказал: «У тов. Берии основная слабость в том, что дирижер должен не только махать палочкой, но и понимать партитуру. С этим у Берии слабо».
25 января 1946 года в беседе И.В.Курчатова с И.В.Сталиным (в присутствии В.М.Молотова и Л.Берии) Сталин наделил Курчатова особыми полномочиями. Да и сын Л.Берии Серго в своей книге «Мой отец Лаврентий Берия» пишет: «Под руководством И.В.Курчатова созданы первый в Европе ядерный реактор (1946 год), первая в СССР атомная бомба (1949 год), первая в мире термоядерная бомба (1953 год) и атомная электростанция. Словом, так Игорь Васильевич Курчатов стал «отцом» атомной бомбы».
Исходя из вышеизложенного, следует, что основателем атомной и ракетной отраслей был не Л.Берия, а И.В.Курчатов. Остальные дифирамбы А.Квинчия в честь Л.Берии также весьма сомнительны.
По поводу второй статьи – кандидата исторических наук Владимира Егорычева тоже выскажу некоторые суждения. В 1931 году на заседании Политбюро по предложению И.В.Сталина решили вопрос о назначении Л.Берии вторым секретарем Закавказского райкома партии. Некоторые из присутствующих на заседании выступили против назначения Берии на эту должность.
Владимир Егорычев об этом случае пишет: «Любопытно, что в эту пору, оказывается, еще могло иметь место несогласие...», подразумевая, видимо, что в последующие годы нельзя было И.В.Сталину высказывать свое мнение... На этот раз сошлюсь на «Воспоминания и размышления» Г.К.Жукова, в которых он пишет: «За долгие годы войны я убедился, что И.В.Сталин не был таким человеком, которому нельзя было ставить острые вопросы или спорить с ним, твердо отстаивая свою точку зрения. Если кто-нибудь утверждает обратное, прямо скажу, что их утверждения неверны». Обратите внимание, что книга полководца Г.К.Жукова «Воспоминания и размышления» издана после смерти И.В.Сталина. А поэтому автора нельзя упрекнуть в том, что он писал о деятельности И.В.Сталина в период Великой Отечественной войны в угоду ему, боясь его «кары».
А насчет утверждения, что «…на 20 съезде партии была сказана суровая правда о беззакониях «периода культа личности…», рекомендую автору статьи прочитать историко-документальное исследование «Генералиссимус» известного русского писателя Владимира Карпова. Автор этого исследования имел неограниченный доступ к архивным документам периода деятельности И.В.Сталина.
Михаил ШЕРСТНЕВ, полковник в отставке
 

Автор: 
Михаил ШЕРСТНЕВ
Номер газеты: