И. Казантджидис: «Красивые вещи из капиталистических ртов – это ложь!»

О коммунистическом движении в Греции, кризисе демократии, скандальной фашистской партии «Золотая заря» и временах «черных полковников» мы побеседовали с Иоаннисом Казантджидисом, членом комсомола Коммунистической партии Греции, студентом Факультета международных отношений БГУ.

Вообще, греческая компартия имеет славную историю, в ней состояли, к примеру, герой гражданской войны Захариадис, Арис Велюхетис – коммунист, который сражался за независимость в 1946-1947 годах, писатель Янис Ричос, награжденный ленинской премией.

В греческой истории был сложный период – правление «черных полковников», как у вас говорят. Мы называем их «семь маршалов», хунта. Компартия была на нелегальном положении, выживала, было очень сложно. Мой отец до восстания учился в Политехе, был участником революционных событий в конце семидесятых. Люди тогда вышли с лозунгами «Хлеб! Образование! Свобода!». На стенах и заборах писали - «Мы вас не хотим!». Полковников, хунту поддерживали США, восстание студентов было жестоко подавлено, на штурм Политеха подогнали танк, выбили ворота, было много убитых, раненых. Работало студенческое пиратское радио, передавало: «Люди, откройте глаза! Они давят людей, убивают!». Жестко подавленное выступление студентов разозлило народ, начались массовые забастовки, правлению хунты пришел конец.

Маршалы («полковники») ссылали коммунистов на дикие острова, пытали, убивали. Отец рассказывал о тех временах, коммунистам говорили: «Плевать, что ты скажешь. Мы тебя даже не убьем, отпустим – но все будут думать, что ты предатель». Людей пытали, сажали на блок льда – позорная и болезненная казнь; кого-то просто высылали на острова.

Но компартия была популярна. Потом произошел развал Советского Союза, все западноевропейские компартии раскололись; единственные две, которые устояли – это греческая и португальская. Португальская компартия и сейчас борется, но, по факту, наша – единственная, которая не изменила идеологическую линию, мы все те же по идеологическому признаку – и очень этим горды! Нашей партии 90 лет.

Тогда, в девяностые, либералы обещали народу: «Вы будете есть золотыми ложками!». Откуда было взять деньги на это? После войны у нас была отсталая аграрная страна, перерабатывающая промышленность составляла не более 1 процента. Деньги пришли из Штатов. Мы вступили в НАТО (у нас выгодное географическое положение, мы – база, плацдарм между тремя континентами: рядом Турция, Албания, Болгария, Молдова, Украина, африканский континент, и конечно, СССР). Пока Союз существовал – шли американские дотации. После распада СССР штатовская политика стала жестче, мы им были уже не нужны; но мы уже влезли в огромные долги, которые уже никак не возможно оплатить. Вообще, госдолг скрывали, потом говорили, что деньги есть – и никто ни о чем не спрашивал.

Компартия не проявляла активности, не было громких акций – только в последние лет десять развернулась полноценная работа. Тем не менее, у партии хватает проблем: молодежи приходит не так много, партия стареет, есть и попутчики, которые называют себя коммунистами, но, к примеру, содержат магазин, в котором платят работникам-нелегалам по 5 евро! Какой же это коммунист?

- «Евроньюс» часто освещает события в Греции. Скандальную известность приобрела националистическая партия «Золотая заря»...

- Действительно, сейчас много говорят о фашистской партии «Золотая заря», но она уже разгромлена и официально не существует. Их политический расчет был воспользоваться аппетитами народа, который хотел перемен и которому надоели либеральные попытки стабилизировать ситуацию. «Золотая заря» - обычная популистская партия, которая обещала справедливость и порядок в стране. Да, политическая ситцами в Греции была очень острой, но, на мой взгляд, наша компартия не сумела воспользоваться социальным взрывом.

Мне сложно поддерживать связи: вообще, членам греческой компартии запрещено использовать социальные медиа, сети, блоги – таково требование.

Партия жива, партия действует, идеология не исчерпана. Наши противники называют нас «доисторические люди», «суровые» - но мы не меняем идеологию.

Сейчас человек не будет слепо верить, людям нужны доказательства нашей правоты. Говорят: «Компартия слаба!» Говорят: «Покажите ваши деньги!», хотят узнать, кто наши сторонники, коммунисты, сделать им проблемы.

Много денег в греческую экономику приходит от нелегальных мигрантов. Они живут в ужасных условиях, работают за гроши – и фашистская «Золотая Заря» нашла где ударить: «Мы их будем убивать!». Конечно, общественность их осуждала, но и не препятствовала – «Золотая заря» зачищала кварталы с мигрантами, устраивала драки, экзекуции – и это приносило им определенную популярность. Но потом они сделали ошибку – убили своего, грека, музыканта, беспартийного антифашиста. Народному возмущению не было предела, и главари партии сейчас арестованы, партия разбита, хотя ее пытаются возродить, создать фашистам ореол мучеников, героев.

«Заря» - не первая, еще до них была партия «Лаоси», лет 8 назад, но они не были особо популярными и агрессивными, это сейчас эти идеи набрали силу – способствует кризис. Да, у «Золотой зари» есть вооруженные отряды, как в СА. Но мы охраняем наши демонстрации: в оцепление идет профсоюз строителей, студенты – они предотвращают стычки с полицией, анархистами, просто случайными людьми, не допускают провокаций.

Отряды «Золотой зари» действовали в районах города, но у нас был партийный приказ – не втягиваться в драки, не провоцировать, не поддаваться самим. Насилие – это их метод, не наш. Черная форма, греческие флаги, символика, охота за нелегалами – да, все это было. Но теперь им крышка.

- На чьей стороне симпатии греческой молодежи?

- Компартия сильна – у нас 10% в парламенте и около 30% сочувствующих в народе, как мы считаем. Вообще, в Греции 14-15 левацких, троцкистских, анархистских партий, многие из которых претендуют на то, чтобы стать мостом между левыми и правыми, это – гибридная политика; сами по себе эти партии слабые, малочисленные. Наша, Коммунистическая партия Греции (ККЕ) – самая влиятельная и крупная, мы не меняли название и символику, сохранили идеологическую линию.

Вообще, значительная часть молодежи придерживается греческих идей, это наша работа, и не только. С другой стороны – большая часть «Золотой зари» - тоже молодежь. Они умело играли на наших проблемах: апатия, огромная безработица: из 10 молодых людей работают 1-2 человека, проблемы с наркотиками, плохие районы. Деньги есть у чиновников, которые еще остались, у врачей, у милиции – потому что без них нельзя. Вся остальная экономика уже давно встала.

Компартия была против вступления в Евросоюз, но либералы толкали вперед, раздавали обещания. Красивые вещи из капиталистических ртов – это ложь! У нас, у компартии, плохая привычка – оказаться правыми в самую последнюю минуту. У нас есть представительство в Европарламенте, но наш голос слабый. А от всяких левых социалистов-оппортунистов, социал-демократов толку мало – большинство принимаемых в Евросоюзе решений регулируется Германией.

- Греческий народ помнит времена диктатуры хунты, и все равно повторяет старые ошибки? Откуда эти настроения, популярность правых радикалов?

- Мы отдаем долги НАТО, отдаем людей в Ирак, Афганистан, другие горячие точки. Натовские бомбардировки ровняют с землей деревни, разоряют целые страны, оставляют людей голодными и нищими – и, получается, что мы, греки, им в этом помогаем, а потом эти же люди, нелегалы, приходят к нам в Грецию из Северной Африки – и мы пожинаем плоды натовской политики. «Золотая заря» пугала народ мусульманами – вот, мол, они приедут, будет резня – и напуганный электорат голосовал за националистическую партию.

Мы, коммунисты, не теряем надежду. Главное – чтобы народ встал, и мы ему покажем путь. Раз народ не сдался, будем надеяться! У нас была громкая акция, мы ККЕ, заняли Акрополь, вывесили баннер «People of Europe – rise up!», «Люди Европы – вставайте!» - и через неделю на Колизее в Италии другая партия вывесила аналогичный баннер, ответила нам. Мы были очень горды.

Народ мудр, народ думает. Один мой знакомый утверждал, что, согласно Антонио Грамши, нужна сначала культурная революция, а потом вооруженная. Я, наверное, согласен не полностью – все это должно делаться одновременно. Не тупей, не сиди, не слушай ложь – ты можешь взять свою судьбу в руки, можешь что-то решить.

- Какое отношение к русским, к СССР?

- Греки с русскими всегда дружили. Византия, православие, кириллица, Второй Рим – Третий Рим. Мои родители, к примеру, вернулись после развала Союза – до этого жили в СССР. Мать русская, отец грек – и я всегда слышал о России и о тех временах только хорошее. Здесь, в Беларуси, я уже три года, и впечатления самые лучшие. Я, конечно, не был на периферии, не видел всего – но здесь, в Минске, поражает чистота, порядок в центре и на районах; увы, в Афинах грязь, нелегальные мигранты живут прямо в подвалах, на стройках, после 12 в центре города опасно, лучше не появляться. А самое удивительное, к чему я никак не мог привыкнуть – объявления о приеме на работу! Любые условия, любые зарплаты, гибкий график – иди и работай. В Греции сейчас очень сложная ситуация в этом плане…

Автор: 
Андрей ЛАЗУТКИН
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
9 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.