Иного не дано

Не так давно по телевидению была показана пресс-конференция трех президентов – Беларуси, России и Казахстана. Речь шла о создании с 1 января года Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Уже сам факт создания такого экономического союза воспринимается народами наших стран с воодушевлением. Горечь утраты великой страны у многих камнем лежит на сердце.

Даже с официальных трибун иногда звучат запоздалые сожаления о постигшей нас в 90-е годы геополитической катастрофе. Ведь в СССР были воплощены идеалы справедливости, гражданского равенства, свободы выбора для каждого индивида, о чем мечтало человечество. Немеркнущий образ СССР является притягательным и для будущих поколений.

Новый социальный уклад, не имеющий примеров в истории человеческого общества, создавался на неизведанных путях. Были и издержки. Этим и воспользовались зачинщики антикоммунистического переворота в августе 1991 года. С тех пор общество много передумало и переосмыслило. Угар антисоветизма проходит, а реальности предстают в подлинном виде. СССР на практике доказал, что заветная цель создания справедливого, гармоничного общества, достижима.

На пресс-конференции президент Казахстана Н.А.Назарбаев обмолвился, что некоторые критики самого замысла Евразийского союза напрасно, дескать, упрекают трех президентов в намерении вернуться назад, воссоздать Советский Союз. Это попросту, дескать, невозможно. «Мы смотрим не назад, а вперед», – сказал он. А что в подтексте означает это «назад»? То бишь вспять? Давайте разберемся.

В свое время Петр Струве очень мудро разделил политику на две части: политику власти и политику общества. «Политика общества, – писал он, – определяется тем духом, который общество вносит в свое отношение к государству…». И далее: «Политика общества должна противогосударственному духу противопоставить новое политическое и культурное сознание государственной мощи…». Верно и бесспорно! Спроста ли спустя десятилетия после Струве президент США Рейган заявил: «Мира можно добиться только за счет увеличения нашей мощи»?

В общем, вопрос: «Хорошо или плохо?» – сегодня уже не сводится к набору разноречивых фактов. Игра пошла по-крупному, загляд в прошлое ныне неотделим от загада на будущее, речь идет о драме национального духа. Британский политик Дэвид Ллойд-Джордж говорил: «Поразительно, сколь умен бывает политик через десять лет после того, как надо было быть умным». Относительно нашей темы будущее покажет правомерность этого наблюдения.

К сожалению, в России за 25 лет интеллектуальной свободы и запрета государственной идеологии не создано ни одной общественной доктрины! А прямое навязывание через реформирование образования болонских процессов и западной догматики привело к тому, что самый глубокий кризис в РФ – не экономический и не финансовый, а демографический и идейный.

… И все же у нас сегодня есть основания повторить ленинские слова: «Процесс очищения рабочего движения от влияния буржуазии… громаден».

Вспомним: в 1990-е годы слово «социализм» было оттеснено на задворки политической лексики широких народных масс. Его старались заменить туманными намеками, не фигурировало оно и в исследованиях социологических служб.

И вот – «вдруг как обвал, как вал воды, как сдвинувшаяся гора» в политический обиход россиян возвращается понятие «социализм». В исследовании «Двадцать лет реформ глазами россиян», проведенном Институтом социологии РАН в связи с круглой датой августовской контрреволюции 1991 года, ученые пришли к выводу: «Среди людей, определивших свою идейную позицию, социалистических убеждений придерживается каждый второй. При этом общая доля «социалистов» в российском идейно-политическом спектре примерно в три раза превышает долю как либералов, так и националистов».

Позже, в исследовании «О чем мечтают россияне», ученые ИС РАН установили: в современной России сторонников «государственного (путинского) капитализма» примерно 10%. К приверженцам «либерального капитализма» (а-ля Немцов, а-ля Навальный и т.п.) относят себя 7% россиян. За социал-демократическую («шведскую», «норвежскую» и т.п.) модель социализма, за «розовый капитализм» высказываются 21% респондентов. В то же время об общественном устройстве, в основных чертах напоминающем советский социализм, мечтают 57% наших соотечественников. Мировидение налицо.

Говоря о Казахстане, заслуженный строитель РФ Ким Батыров напоминает Назарбаеву, что до Октябрьской революции это была территория, отрешенная от благ цивилизации. И населяли ее кочевники, находившиеся под пятой местных баев. Население было сплошь неграмотным. И даже зачатков промышленности в казахских бескрайних степях не было. При Советской же власти Казахская ССР стала развитой, просвещенной, урбанизированной. В республике были созданы новые уклады. Воплотились в жизнь мечтания известного просветителя Чокана Велиханова. Экономика республики была органично вписана в эффективное разделение труда в плановом хозяйстве СССР. Уровень образования, социальной защиты был высоким (См.: Лукавство и беспамятство. – «Правда», 2014. – 28 февраля–3 марта. – С. 2).

Известно, что в фиксации уровня развития человеческого потенциала статистика ООН беспристрастна. Так вот: СССР находился в числе передовых стран мира. Казахстан тоже не был обделен соответствующими благами, которые не с неба свалились, а были заработаны самоотверженным трудом в промышленности (на том же Карагандинском металлургическом заводе, на котором господин президент Назарбаев начинал свой трудовой путь), на сельской ниве. А грандиозное строительство на территории Казахстана космодрома Байконур? Ведь первые спутники, первый космонавт отправились в космос с территории бывшего захолустного кочевья Тюра-Там. Назовите другой пример народа, который, едва обретя государственность, добился таких высот в своем развитии. Как там у В. Высоцкого:

А мы все ставим каверзный ответ
И не находим нужного вопроса.

И Назарбаев, и Путин, и Лукашенко – выходцы их простых семей – получили бесплатное образование, стали президентами своих стран. Разве, положа руку на сердце, Нурсултан Абишевич, в нынешнем Казахстане, который променял достижения и блага социализма на капиталистическую «конкуренцию» и разделился на сословия, парень из простой семьи может совершить такую головокружительную карьеру? В поколении людей, родившихся в канун войны, к какой бы национальности человек ни принадлежал, не было обездоленных. Да, немало лиха пережили, но никому смолоду не была заказана дорога к знаниям, наукам, профессиональному росту. И куда это все пропало, сгинуло? «Новые бедные», что в России, что в Казахстане, – печальное порождение капиталистической «реформации». Каждая вторая семья при «рыночном изобилии» живет за чертой бедности, как и положено при капитализме, в который нас угораздило свалиться, человек труда бесправен, а социальные завоевания социализма растоптаны. Пропасть между неправедно нажитым богатством и ужасающей бедностью большинства такая, что диву даешься… Горькая реальность не вызывает угрызений совести у власть придержащих? А ведь в головы многих наших граждан была внедрена мысль, что, если ликвидировать коммунизм, наступит вожделенная западная жизнь с ее изобилием, не будет военного противостояния и наступит золотой век человечества. Это все оказалось лишь банальным враньем. Нас так же ненавидят, так же пытаются раздробить – не изменилось ничего. Еще Наполеон говорил, что география – это приговор. Никто никуда не денется – соседи будут те же и противоречия, соответственно, те же. Что мы сегодня и наблюдаем.

Чуть ли не главным принципом, который надо было сломать в советском человеке, чтобы совершить «перестройку», была идея равенства людей. Эта идея, лежащая в самой основе христианства, стала объектом фальсификации задолго до 1985 года – как только престарелого Генсека окружила интеллектуальная бригада «новой волны». Она была представлена в виде уравниловки, из которой создали такое пугало, что человек, услышав это слово, терял дар мышления.

Конечно, вели атаку и на все смежные идеи. Так, бубня о социальной справедливости, вспоминали «оплату по труду», заставив забыть первую, более важную часть уравнительного идеала – «от каждого – по способности». Кто об этом помнит? А ведь это запрет на безработицу, и его нельзя обойти выдачей субсидий и превращением безработного в паразита. Кладя эти принципы в основу нашей совместной жизни, наши отцы и деды заключили важнейший общественный договор: каждому человеку в стране будет гарантирована работа, в идеале – по его способностям. Вот в чем были равны наши люди. Мы обязались друг перед другом не выбрасывать за ворота в чем-то слабых людей, не дискриминировать эту кем-то выделенную часть, распределяя между собой их заработок. Мы обязались делиться друг с другом работой и никого не отправлять на паперть или в банду, или в сумасшедший дом – три пути для безработного.

Но политически активная часть граждан и, прежде всего, интеллигенция, решили по-другому. Наши либералы-утописты посчитали, что, отказываясь от идеала равенства, они утверждают идеал свободы. Но перед их глазами разыгрывается драма: наделение меньшинства свободой разворовать общенародное достояние большинства граждан. Интеллигенты, естественно, полетели за борт первыми. 1992 год – это уже год социально организованной смерти. Ранней массовой смерти стариков и косвенной смерти полутора миллионов неродившихся (а ранее рождавшихся) детей. И никакими софизмами этого не скрыть.

Минуло 25 лет ельцинско-путинских реформ. За время после восстановления власти капиталистов станкостроение разрушено, трактора и комбайны по преимуществу покупаются за рубежом. Самолетостроение и моторостроение едва дышат. По данным Росстата, по сравнению с 1991 годом выпуск станков с числовым программным управлением сократился в 39 раз, радиоприемных устройств – в 88 раз, автоматических и полуавтоматических линий – в 139… Начисто опровергается пустозвонство тандема и поддерживающей его «Единой России» по поводу инновационно-модернизационных планов. Напомним: на 17-м году Советской власти И.В.Сталин, отчитываясь перед партией и народом, говорил: «Созданы новые отрасли производства: станкостроение, автомобильная промышленность, тракторная промышленность, химическая промышленность, мотостроение, самолетостроение, комбайностроение, производство турбин и генераторов, качественных сталей и ферросплавов, синтетического каучука, азота, искусственных волокон и т.д., и т.п.» (Цит. по: «Правда», 2011. – 25-28 ноября. – С. 3).

А поглядите, какими семимильными шагами идет красный Китай с населением 1 млрд. 300 млн. человек. Никакие мировые кризисы ему нипочем, а если потрясения на мировых рынках и затрагивают Поднебесную, то ситуация выправляется за счет плановой стратегии ведения хозяйства. Если бы КНР имела такие природные ресурсы на душу населения, как Россия и Казахстан, то показатели ее экономического роста были бы более впечатляющими. Почему социалистическая система превосходит капитализм по всем параметрам? А просто потому, что народ сам на себя работает, а не гнет спину на «эффективных собственников». Китайская Компартия уже три десятилетия последовательно проводит в жизнь дальновидный стратегический план одного из лидеров КНР – Дэн Сяопина. Суть его – в планово-рыночной модели реформ при решающей роли партии и государства. А предшественники этой экономической модели – советский нэп 1920-х годов и косыгинские реформы, которые наша бюрократия, увы, свернула…

КНР вырвалась в лидеры мирового хозяйства. А страны СНГ, как на грех, откатились на сырьевую периферию зависимых государств. Разве основные фонды экономики Казахстана не принадлежат иностранному капиталу? И это называется «процветанием»? Слов нет, в истории социалистического строительства в КНР было много ошибок, издержек, даже преступлений. Чего стоит лихолетье одной только «культурной революции», но у китайских государственных мужей хватило мудрости не шельмовать путь, которым прошла страна, выбравшая социализм. В Китае удалось сохранить национальное единство и оптимизм в обществе. По схожему с Китаем пути бурно развивается Вьетнам. В Латинской Америке Венесуэла и еще ряд стран выбрали свой, боливарианский вариант социализма. Возвращение социализма, который считали уже сметенным с исторической арены, происходит на наших глазах. Напротив, на постсоветском пространстве «либеральное» поветрие уничтожает производительные силы, а люди падают духом.

А что происходи с Украиной? Это была одна из цветущих республик Советского Союза. Во что ее превратили кравчуки, ющенки, кучмы, януковичи? Не они ли повели «незалежную» «вперед», если прибегать к фразеологии Назарбаева, то есть к капитализму? Повели западным шляхом – к корысти нуворишей, которые превратили страну в самый настоящий работный дом. Украинская элита воротила нос от Таможенного союза, а на Западе им будто медом намазано. «Назад-вперед» не получилось…

На упомянутой пресс-конференции высказывались президенты-учредители. Похоже, что российский президент вполне разделяет убеждения на счет «назад-вперед», когда говорит о целеполагании новой экономической общности народов. По всему видно: для господина Путина напраслина и наветы на СССР – прямо-таки бальзам на душу. Он иной раз мягко попрекает наиболее прытких «либералов», что они слишком уж усердствуют в «разоблачении» советского прошлого. Между тем, сам Владимир Владимирович величает себя либералом. Его либерализм по-своему последователен, хоть и с оговорками. Не оттуда ли вытекают его запальчивые перлы вроде того, что советская экономика будто бы для потребительского рынка выпускала лишь резиновые галоши. В полемическом раже Путин как-то раз договорился до того, что в Советском Союзе не было мясного животноводства как такового. А как же, к примеру, миллионные отары овец в Казахстане?

Поддерживая своего лукавого коллегу в плане рыхлой «глобальной интеграции», Путин добавил, что присоединиться к Таможенному союзу хотели бы, кроме Турции, также Индия. Тогда уж, понятно каждому, вопросы: «Вы создаете Советский Союз или что-то там под Россию?» – точно должны «закончиться». Как велики должны быть неприятие советского прошлого и пресмыкательство перед Западом, чтобы дойти до столь унизительного способа оправдания – за что? – за попытку углубить экономическую интеграцию с братскими республиками, которые входили в единое государство!

В зале саммита словно витал дух Бжезинского с его ультиматумом: «Россия должна быть или империей, или демократией» (Цит. по: Олег Степаненко. Геополитический вывих. – «Коммунист Беларуси», 2014. – 7-14 марта. – С. 5). То есть не восстанавливать ни в какой форме Советский Союз, который, заметим, вопреки облыжной формулировке прожженного американского геополитика, был не империей, а федерацией равноправных республик, и не объединять их в державу. В не столь уж давние времена не кто иной, как Путин, заверял в этом правителей Запада, чуть ли не слово в слово повторяя Бжезинского: «Мы никогда не будем возрождать империю». А еще помнится, отвечая на вопрос журналиста из Минска, почему не создано Союзное государство, назвал одну из главных причин: «Мы неоднократно слышали от белорусского руководства, что белорусской стороне импонировало бы объединение по советскому образцу» (Там же).

Чем не импонировало оно Путину? Добровольность союза наций, который был основан на ясном сознании братского единства, на равноправии? И почему, вопреки этому демократическому принципу, он предложил ввести Беларусь в состав России? «Такого не предлагал даже Сталин, которого «демократы» считают деспотом и диктатором», – заметил тогда Лукашенко (Там же). Что предложение это нереально и заведомо неприемлемо, к тому же ставит крест на возможности воссоединения в новый Союз других постсоветских республик, в Кремле, конечно же, понимали. Но, заявив себя сторонниками «самого радикального объединительного процесса», обвинила в срыве его Лукашенко. И, прикрываясь этим «веским обоснованием», стали мстить Беларуси – по сути за принципы справедливости, сохранившиеся в ее укладе.

То, в каких уродливых и жестоких формах велась «холодная война» против Беларуси и ее президента, объясняется лишь одним. Социальная справедливость – категория классовая. И месть российской олигархической власти была классовой местью. Она-то и стала объективным обстоятельством, «заморозившим» строительство Союзного государства. И отнявшим у миллионов людей право вернуть свою общую Родину.

Если верить телевизору, то не было времен счастливее, чем при царе-батюшке. Официальная пропаганда превозносит реформатора Столыпина. Будто не было ни «столыпинских галстуков», будто не провалились его попытки разбить вдребезги крестьянскую общину, утвердить капиталистические основы в русской деревне. Ложные пьедесталы и сомнительные авторитеты хотят воздвигнуть, видимо, с целью вытеснения из народного сознания образа «деспота» Сталина (взят курс на «десталинизацию»).

Того самого, который в свое время откровенно сказал народу: «Мы отстали от развитых стран на 50-100 лет, и мы должны это отставание пробежать за 10 лет, иначе нас сомнут». Надо ли говорить, что эти десять лет стали настоящим торжеством социализма. Хотя заплачено было немалой ценой за индустриализацию и коллективизацию, но именно тогда создавались основы будущей сверхдержавы.

Когда сопоставляешь слова и дела политиков советского времени и нынешних, то невольно вспоминаешь народную поговорку: «Сравнил кукушку с соколом». Уж не потому ли упомянутые президенты так настырно настаивают на отторжении советского прошлого? По Путину, Советский Союз стал якобы жертвой того, что ныне называют «сырьевым проклятием». Дескать, когда в СССР стали добывать столько нефти, что, кроме поставок в страны СЭВ, ее хватало и на экспорт за твердую валюту, то эта благодать якобы остановила технологическое развитие страны. И крушение СССР имело, дескать, первопричиной именно фатальную зависимость СССР от нефтедолларов.

Президент заострял внимание министров на том, что Россия должна, по его мнению, избежать повторной западни. Пассаж президента кажется поразительным по своей недостоверности. Советский Союз отнюдь не был нефтегосударством. Национальный доход создавался во внутреннем производстве. Нефтяная рента была незначительной по сравнению с оборотом нашего многоотраслевого сложного хозяйства. И высокие технологии в СССР развивались своим чередом, а не покупались за нефтедоллары. Другое дело, что в 70-80-е годы прошлого века была освоена западносибирская нефтеносная территория. Крупнейший в мировой истории проект, когда в девственной тайге и тундре, на площади «пяти Франций», была создана с нуля развитая промышленная инфраструктура, построены города, заработали промыслы. Тогда добыча нефти превзошла 600 млн. тонн, а газа – 800 млрд. кубометров.

А.Н. Косыгин провел совещание всех участников ямальской эпопеи – геологов, строителей, промысловиков. Некоторые горячие головы высказывались за то, чтобы добывать в Западной Сибири 1 трлн. кубометров газа и резко увеличить его экспорт за границу. Казалось бы, и карты в руки, однако Алексей Николаевич с присущим ему здравым смыслом и дальновидностью резко осудил торопыг. Его мнение было иное: надо увеличить внутреннее потребление газа в народном хозяйстве как эффективного и дешевого энергоносителя, а экспорт оставить на том уровне, что уже был достигнут. Еще он сказал: надо думать о том, что мы оставим потомкам. Вот это и есть государственная мудрость. Нынешним временщиками она чужда (См.: Лукавство и беспамятство. – «Правда», 2014. – 28 февраля-3 марта. – С. 2).

При СССР баррель нефти стоил 8-10 долларов, а ныне на мировых биржах – за 100 долларов. И все нам не впрок. Нефтяная рента расточается и зачастую расхищается. А темпы роста экономики, завязанной на нефтяную ренту, скатились почти до нуля. Вывод: сырьевая ориентация экономик стран, которые объединятся в Евразийском союзе делает всю эту замечательную идею ущербной. Когда сопоставляешь советский и постсоветский экономические периоды истории наших стран, то видишь не только противоположность социальных систем, но и превосходство планового хозяйства над «диким рынком, миром наживы».

«Не будем обсуждать сегодня, плоха или хороша была советская модель. Гораздо важнее то, что она принципиально отличается от так называемых рыночных моделей. Итог свободного рынка известен – падение экономики, чудовищная коррупция, бандитская приватизация, жестокая ломка всех социальных устоев, катком проехавшая по судьбам миллионов людей», – говорил А.Г. Лукашенко в Послании белорусскому народу и Национальному собранию (В единстве нации – будущее Беларуси, «7 дней». – 24 апреля). И далее: «Заслуга власти и мудрость народа состояли в том, что мы не позволили увлечь себя теориями – правильными применительно к Западу, но тупиковыми применительно к нашей зарождающейся национальной экономике». Руководство Беларуси не только сохранило, но и модернизировало промышленный потенциал республики, созданный в советские годы. К слову, почти половина ВВП Республики Беларусь приходится на экспорт. Поэтому кровный интерес белорусов в том, чтобы Евразийский союз состоялся. РБ надеется, что пресловутые таможенные пошлины будут сняты и страна будет цивилизованно торговать. Говоря о готовности к подписанию договора о Евразийском экономическом союзе, лидер Беларуси отметил: «Кое-что там относится на несколько лет… Это, конечно, плохо, это не наша позиция. Вы нашу позицию знаете: мы должны строить экономический союз без изъятий и ограничений. Наши партнеры не по всем позициям, мягко скажем, к этому готовы… Ну что же… Мы не будем блокировать подписание этого договора. Если не можем сделать большой крупный шаг, то тогда маленькими шажочками надо идти вперед…» (Цит. по: «Советская Белоруссия», 2014 – 10 мая. – С. 3).

Исторический процесс – не примитивный тяни-толкай, вперед-назад. Тут нужна другая, более емкая мера. И залогом успеха в нашем случае послужит сохранение всего того ценного и плодотворного, что было в советском цивилизационном укладе. Это отвечает чаяниям народов.

Автор: 
Владимир ЕГОРЫЧЕВ
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.