«Мы оборонцы с 25 октября 1917 года…»

Исключительно трудные испытания в борьбе с внутренними и внешними контрреволюционными силами выпали на долю Советской страны – первого в мире социалистического государства. Одним из ярких, героических этапов в борьбе Коммунистической партии и всех трудящихся Республики Советов за сохранение завоеваний Октябрьской революции и построение социализма является разгром в 1918-1920 годах иностранных интервентов и белогвардейцев.

Вождем, вдохновителем и организатором победы Советской республики и ее Красной Армии на фронтах Гражданской войны была Коммунистическая партия во главе с В. И. Лениным. Будучи партией правящей, она в эти годы стала партией воюющей и всю свою деятельность подчинила созданию и укреплению Красной Армии, мобилизации всех материальных и духовных сил для разгрома врага. Этот опыт военной деятельности Коммунистической партии был использован на последующий этапах социалистического строительства, особенно в период Великой Отечественной войны. Он имеет большое значение и в современных условиях.
Мирная передышка, завоеванная большевистской партией, была непродолжительной. Заключенный Советской республикой мир с Германией и ее союзниками меньше всего устраивал империалистов Антанты. Он сохранял Советскую власть в России и срывал замыслы уничтожения ее руками германских милитаристов. Поэтому, хотя руководители Антанты не добились еще победы над германским блоком, они решили начать открытую интервенцию в Страну Советов. Целью интервенции было помочь внутренним контрреволюционным силам свергнуть Советскую власть, захватить часть территории России с природными богатствами и заставить ее продолжать империалистическую войну в интересах англо-французско и американского капитала, уничтожить Россию как базу мировой революции.
Вторжение интервентов началось на Севере (вспоминается ленинское «…Мы оборонцы с 25 октября 1917 года…»). 2 марта 1918 года англо-французское командование заключило с меньшевистско-эсеровским исполкомом Совета в Мурманске так называемое «словесное соглашение». Под предлогом обороны от угрозы вторжения немцев оно обеспечило своим войскам возможность фактической оккупации Мурманского края. 6 марта английский крейсер «Глори» высадил десант. 13 марта президент США В. Вильсон заявил, что желает оказать России помощь против Германии, и в Мурманск был отправлен американский крейсер «Олимпия». 18 марта сюда же прибыл французский крейсер «Адмирал Об». В поведении мурманских руководителей известную роль сыграла телеграмма Троцкого, занимавшего в то время пост народного комиссара иностранных дел. В этой телеграмме, посланной 1 марта, местным советским властям предписывалось: «принять всякое содействие союзных миссий». Такое указание не соответствовало политической линии большевистской партии. Вопрос о принятии помощи Англии и Франции для отпора германскому империализму обсуждался в Центральном Комитете партии 22 февраля. Ленин не присутствовал на заседании, но прислал заявление, в котором говорилось: «Прошу присоединить мой голос за взятие картошки и оружия у разбойников англо-французского империализма». В принятой резолюции ЦК признавал возможным для вооружения и снаряжения революционной армии необходимыми средствами приобретать их у капиталистических правительств, сохраняя при этом полную независимость советской внешней политики. В заявлении Ленина и в решении ЦК речь шла о возможности приобретения у бывших союзников России лишь оружия, предметов снаряжения и продовольствия, а не о том, чтобы принимать «всякое содействие».
Как только Советскому правительству стало известно о заключении интервентами «словесного соглашения» в Мурманске, оно потребовало от председателя местного Совета Юрьева добиться письменной гарантии от англичан и французов, что оккупация ими Мурманского района не будет допущена. Но интервенты считали вопрос решенным, а эсеры и меньшевики, в руках которых оказался исполком Совета, не хотели мешать интервентам.
15 марта, в день, когда в Москве был ратифицирован мирный договор с Германией, в Лондоне собралась конференция премьер-министров и министров иностранных дел Англии, Франции и Италии, на которой была признана необходимость «союзной интервенции в Восточной России» с привлечением Японии. Японские империалисты не замедлили воспользоваться этим. Они уже давно вынашивали планы захвата советского Дальневосточного края. Воспользовавшись провокационным убийством двух японцев во Владивостоке, японское командование 5 апреля 1918 года высадило там свои войска. Вслед за ними в тот же день высадилась английская морская пехота.
Накануне высадки член французской военной миссии в России Ж. Пишон составил для своего правительства доклад, в котором писал о необходимости указать в официальной декларации при вступлении в Сибирь, что интервенция направлена «исключительно против большевиков». Пишон предлагал также объединить антибольшевистские партии и политические группировки в России, чтобы создать из них коалиционное временное правительство, приемлемое для интервентов.
Большевистская партия считала своей задачей разоблачать замыслы интервентов и готовить страну к отпору иностранным захватчикам. Центральный Комитет и Советское правительство дали конкретные указания партийным организациям и местным Советам об их действиях в связи с интервенцией.
Тем временем внутренние враги организовали мятежи в различных районах страны. Самым крупным был мятеж чехословацкого корпуса. Но не все солдаты поддались враждебной агитации: из 200 000 военнопленных вместе с русскими белогвардейцами оказалось не более 50 000 человек. Остальные отказались выступить против русских рабочих и крестьян. Некоторые чехи и словаки вступили в ряды Красной Армии. Среди них был Ярослав Гашек, ставший позднее крупнейшим чешским писателем.
Внутренние враги организовали также мятежи в Москве и Ярославле, Муроме, Рыбинске, в Тамбовской губернии, в Поволжье, на Дону и других местах.
Контрреволюционеры широко применяли террор против деятелей партии и государства, советских активистов. Стремясь обезглавить революцию, они организовали несколько покушений на В. И. Ленина. 30 августа 1918 года он был тяжело ранен эсеркой Каплан. В тот же день были убиты комиссар печати В. В. Володарский и председатель Петроградской ЧК М. С. Урицкий. 5 сентября Совет Народных Комиссаров для обеспечения тыла Советской республики в ответ на белый террор принял постановление о «красном терроре».
В захваченных районах интервенты и белогвардейцы разгоняли Советы, создавали свои правительства, устанавливали режим насилия и массового террора. Наиболее известными из этих зверств являются расстрел 26 комиссаров Бакинской коммуны в сентябре 1918 года в районе г. Красноводска, массовые расстрелы и казни рабочих и коммунистов в Донбассе, Сибири, на Дальнем Востоке, севере страны.К этому следует добавить разруху, в стране не хватало хлеба; начались эпидемии болезней, особенно сыпного тифа. Это еще больше усугубляло страдания и бедствия людей, приводило к большим жертвам.
Страна была отрезана от своих основных продовольственных, сырьевых и топливных ресурсов. Кроме того, она лишилась половины золотого запаса – 652 млн. рублей (51 тонна слитков). Его захватили в г. Казани восставшие контрреволюционеры и отправили в г. Омск (См. О «золотом эшелоне».
У. Черчилль в речи на партийном съезде консерваторов хвастался о начале похода 14-ти государств на Россию. Прочитав телеграмму РОСТА о речи Черчилля, В. И. Ленин сделал на телеграмме перечень следующих 14-ти государств: «Англия, С. Штаты Америки, Франция, Италия, Япония, Финляндия, Эстландия, Латвия, Литва, Польша, Украина, Грузия, Азербайджан, Армения» и сбоку в скобках: «Колчакия, Деникия». В этой обстановке нашей стране пришлось прервать мирную работу и взяться за оружие. Перед партией, говорил В. И. Ленин, встал на первый план военный вопрос. «Хотим мы этого или нет, – говорил Владимир Ильич, – но вопрос так поставлен: мы находимся в войне, и судьба революции решится исходом этой войны».

Социалистическое отечество в опасности
Коммунистическая партия сознавали всю глубину опасности, нависшей над Родиной. Но она была уверена в победе трудящихся. Эта уверенность строилась на наличии объективных преимуществ самого прогрессивного общественного и государственного строя, политических и экономических предпосылок защиты Советской республики.
Во-первых, рабочий класс и его партия имели значительный опыт борьбы против царизма и буржуазии – политической, идейной, тактической. Это позволяло выработать и применить правильную стратегию и тактику в период войны и обеспечить победу.
Во-вторых, Советская власть является новым типом государственной власти, народовластия. Она выражает коренные интересы широчайших масс рабочих, крестьян, демократической интеллигенции и других слоев трудящихся, тесно связана с ними, пользуется их поддержкой и доверием. Это позволит Советской власти мобилизовать все силы народа на разгром контрреволюции.
В-третьих, экономическая политика государства направлена на удовлетворение наиболее насущных нужд всего трудящегося народа. Это обеспечит Советской власти мощную поддержку миллионных масс, породит в них величайшую энергию для борьбы с врагами нового строя.
В-четвертых, партия была уверена в том, что народная политика Советской власти неизбежно приведет к укреплению союза рабочих с крестьянами, составляющими большинство населения, к отрыву масс от буржуазных и мелкобуржуазных партий. Союз рабочих и крестьян явится неодолимой силой революции.
В-пятых, правильная национальная политика Советской власти, направленная на установление равноправия и укрепление дружбы народов, имела большое значение для объединения усилий трудящихся всех национальностей России в борьбе против контрреволюции.
В-шестых, со стороны Республики Советов это была справедливая, оборонительная война за сохранение и упрочение завоеваний социалистической революции, народной Советской власти. А когда народные массы, – говорил В. И. Ленин, – знают, что они борются за свое кровное дело, за свои интересы, то их победить невозможно.
В. И. Ленин обосновал безусловную законность и справедливость войн в защиту социалистического Отечества. «Если, – говорил он, – войну ведет класс эксплуататоров в целях укрепления своего господства, как класса, это – преступная война… Если войну ведет пролетариат, победивший у себя буржуазию, ведет в интересах укрепления и развития социализма, тогда война законна и «священна». Главным условием успешной защиты социалистического государства В. И. Ленин считал осуществление правильной, научно обоснованной внешней и внутренней политики партии. Сильная своей сплоченностью, дисциплиной, единством воли и действий, пользующаяся безграничным доверием и поддержкой масс, она способна мобилизовать, объединить и направить усилия всего народа на строительство мощной армии, защиту социалистического Отечества и разгром врага.
Государство пролетарской диктатуры, находясь в условиях блокады, в кольце фронтов, чтобы отстоять свое существование, вынуждено было перестраивать свою жизнь применительно к требованиям войны. 29 июля 1918 года объединенное заседание ВЦИК, Московского Совета, фабрично-заводских комитетов и профессиональных союзов Москвы по предложению Ленина приняло решение: «Признать Социалистическое отечество в опасности».
Прежде всего, партия уделила внимание СПЛОЧЕНИЮ СВОИХ РЯДОВ, совершенствованию форм своего организационного строения. Путем индивидуального отбора Коммунистическая партия вовлекала в свои ряды наиболее преданных делу революции трудящихся. В результате число коммунистов в партии выросло с 390 000 в марте 1918 года до 730 000 в конце 1920 года.
В конце апреля 1918 года в стране вводилось всеобщее военное обучение (Всеобуч). В системе Всеобуча каждый трудящийся в возрасте от 18 до 40 лет, не отрываясь от работы, должен был получить определенный минимум военных знаний. Были разработаны программы занятий, выпущены учебные пособия, проводились специальные «Дни Всеобуча», во время которых устраивались смотры рабочих полков и батальонов.
Переход к новой системе комплектования советских вооруженных сил, то есть к созданию массовой регулярной армии, был начат в конце мая и первой половине июня 1918 года. Советское правительство приняло декреты о призыве в Красную Армию рабочих и беднейших крестьян на основе всеобщей воинской повинности трудящихся в ряде губерний, главным образом прифронтовых, а также в Москве и Петрограде. Большое значение для перехода к новому этапу военного строительства имел V Всероссийский съезд Советов, принявший 10 июля специальное постановление «Об организации Красной Армии». В этом постановлении было сказано: «Период случайных формирований, произвольных отрядов, кустарного строительства должен быть оставлен позади. Все формирования должны производиться в строгом соответствии с утверждёнными штатами и согласно развёрстке Всероссийского Главного Штаба».
Но этого было далеко не достаточно. Нужны были командиры не только низших и средних звеньев, но и военные специалисты для руководства штабами и крупными войсковыми соединениями. В своей политике использования военных специалистов высшей квалификации партия исходила из ленинских указаний о необходимости широкого привлечения к строительству нового общества старых специалистов, в том числе военных, даже тех, которые тогда не сочувствовали Советской власти, при условии строгого контроля за ними.
Придя к власти, партия имела некоторое количество военных работников из числа профессиональных революционеров, получивших подготовку в ходе революционной борьбы, таких как В. А. Антонов-Овсеенко, К. Е. Ворошилов, М. С. Кедров, Н. В. Крыленко, Н. И. Подвойский, М. В. Фрунзе, – ставших впоследствии крупными военными руководителями. Другие командиры – большевики, ставшие выдающимися военачальниками, или не имели раньше военной подготовки, или вышли из рядов солдат, матросов, унтер-офицерского состава и младших офицерских чинов старой армии.
Всего в Красную Армию к концу 1918 года было призвано более 22 тысяч бывших генералов и офицеров. Конечно, среди них находились предатели и изменники, ненавидевшие Советскую власть, но случаев измены было не так много. Как правило, они имели место там, где плохо была поставлена партийно-политическая работа и ослаблен политический контроль со стороны военных комиссаров. «Только красные офицеры, – говорил Ленин, – будут иметь среди солдат авторитет и сумеют упрочить в нашей армии социализм». Поэтому с первых же дней строительства Красной Армии была развернута работа по подготовке пролетарского командного состава из рядовых бойцов, бывших солдат и унтер-офицеров старой армии.
Большая заслуга в деле строительства и укрепления Красной Армии принадлежала военным комиссарам. Институт военкомов был введен в армии 8 апреля 1918 года; тогда же было создано Всероссийское бюро военных комиссаров, объединявшее их деятельность. На посты военкомов ставились безупречные революционеры, стойкие борцы за дело рабочего класса. Военные комиссары были носителями духа партии, являлись примером дисциплины и отваги в борьбе с врагами, воспитывая эти качества у красноармейцев. В историю Гражданской войны навсегда вошли имена военных комиссаров: В. А. Барышникова, П. С. Батурина, П. В. Бахтурова, С. П. Воскова, Я. Б. Гамарника, В. В. Куйбышева, Н. Г. Маркина, М. Г. Толмачева, Д. А. Фурманова и других.

Окончание в следующем номере.

Автор: 
В.Е. Егорычев
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.