Не то президент, не то фараон

Египетский «лидер» Мухаммед Мурси почувствовал себя фараоном. И не только почувствовал, но и провозгласил. Нет, он не вышел на площадь Тахрир и не разослал глашатаев по городам и весям, чтобы оповестить свой народ об этом. Теперь, во втором десятилетии XXI века, такие вещи делаются намного проще.
В конце ноября господин Мурси обнародовал новую Конституционную декларацию (это документ, который в Египте временно заменяет основной закон страны). В ней он, не мудрствуя лукаво, закрепил за собой исключительные полномочия. Скорее всего, президент решил, что его выдающейся политической фигуре все позволено. Но за что же боролись в 2011 году египтяне? Разве за то, чтобы на президентском троне восстал призрак товарища Мубарака?
Процедура отстранения главы государства от должности, согласно нормам международного конституционного права, может быть запущена конституционным судом по специальным основаниям: например, за государственную измену и другие тяжкие уголовные преступления, а также за нарушение конституции. Ну, казалось бы, Мурси нарушил — что тут сложного? Пора инициировать — и судить.
Но в недодемократическом Египте не все так просто. Сложность местной ситуации в том, что основной закон страны не действует с марта 2011 года: после революции и отставки Хосни Мубарака Высший совет Вооруженных сил приостановил действие прежней конституции, а новая до сих пор не выработана. Этим-то и воспользовался Мурси.
Изменения дают президенту исключительные полномочия именно для «защиты революции», лишают судебные органы права распускать верхнюю палату парламента и Конституционную комиссию. Также в декларацию внесено положение, согласно которому любые законы и указы, подписанные Мурси с момента его вступления на пост президента, не могут быть ни обжалованы, ни отменены. Заодно был введен и новый порядок назначения генпрокурора Египта: теперь он назначается указом президента на 4 года. Мурси уже реализовал новое свое самопровозглашенное право. Генпрокурором стал Талгат Ибрахим.
Два известных советника президента Мурси были поражены: ведь их демократический президент внезапно стал фараоном. Оба они немедленно отказались от своих постов. Логично: кто ж советует фараону? Это все равно что советовать Солнцу. Первым оставил свой пост писатель и представитель коптской церкви Самир Моркус, а за ним последовала публицистка Сакина Фуад. Оба не хотели нарушать основной закон страны.
25 ноября президент Египта сделал официальное заявление. Он сказал, что указы о расширении его полномочий — временные. Президент призвал своих противников к диалогу ради возвращения политической стабильности. В опубликованном заявлении сообщается, что наделение президента новыми полномочиями «не направлено на концентрацию власти» в руках главы государства, а предусмотрено с целью обеспечить их последующую передачу демократически избранному парламенту. Еще Мурси таким способом желал бы добиться аполитичности судейской системы.
Еще бы — когда большую часть полномочий этой системы присвоил суперпрезидент, которого в прессе уже окрестили и «новым Мубараком», и «Мурсалини», и «фараоном», — откуда взяться «политичности», коли все может решить один человек?
Согласно заявлению Ясира Али, представителя Мурси, пока решено никого не отстранять от работы над основным законом. Президент назначил конечный срок: дал два месяца на то, чтобы представители всех политических течений пришли к согласию. Но комиссию уже покинули христиане-копты: ведь в качестве «единственного источника права» в проекте указан… шариат.
Теперь Мурси, как ни крути, одновременно и составитель законов, и их верховный исполнитель, и контролер за их соблюдением. Чтобы устроить ему импичмент, нужна Конституция, а ее нет — и вместо нее есть как раз та декларация, которую Мурси скроил по себе и «Братьям».

Автор: 
Олег ЧУВАКИН, topwar.ru
Номер газеты: