МИНСКОЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ПОДПОЛЬЕ (1941-1944 годы)

За 950 лет своего существования Минск пережил много важных событий, но, пожалуй, самым значительным, героическим и одновременно драматическим явился период мужественной борьбы патриотических сил столицы Белоруссии против немецко-фашистских оккупантов и их пособников в 1941-1944 годах.

После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 события на территории нашей республики развивались настолько стремительно и неожиданно, что после вступления в Минск фашистских войск на седьмой день войны из города не успели эвакуироваться не только многие предприятия и учреждения, но и граждане, в том числе коммунисты и комсомольцы. Кроме того в столице оказалось много бойцов и командиров Красной Армии, выходящих из окружения или находящихся в лечебных учреждениях.

С первых дней оккупации столицы многие из этих людей начали искать возможность участия в борьбе с фашистами. Именно они явились основой создания пока стихийно Минского антифашистского коммунистического подполья.

Организация подполья в первые недели оккупации не была пущена на самотёк. Достаточно сказать, что уже 22 июня состоялось собрание партийного актива города, где рассматривались действия коммунистов в связи с агрессией Германии и возникал вопрос о возможном переходе к подпольной борьбе.
24 июня состоялось решение о переезде партийного и государственного руководства БССР, а также штаба Западного особого военного округа в Могилёв. Решение принималось с учётом складывающейся обстановки, было обоснованным и соответствующим разработанным мобилизационным планам. Естественно, на новом месте возникли серьёзные трудности по руководству областными и районными парторганизациями, половина из которых уже находилась на оккупированной территории и с оставшимися там для работы в подполье и развёртывания партизанского движения кадрами пока не была установлена связь. Тем не менее принимались активные меры по налаживанию управления партийными комитетами.

30 июня Центральный Комитет Коммунистической партии (большевиков) Белоруссии принял директиву о подготовке к переходу на подпольную работу партийных организаций районов, находящихся под угрозой оккупации. 1 июля в партийные органы направляется Директива ЦК КП(б)Б «О развёртывании партизанской борьбы в тылу врага». В основу этих документов были положены требования директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., в которой ставились конкретные задачи: «В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрывов мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. п. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия».

Задачи, выдвинутые в этой директиве, стали известны советскому народу из выступления И. В. Сталина по радио 3 июля 1941 г. Население захваченной фашистами советской территории получило ответ на вопрос, как бороться с врагом в условиях фашистской оккупации. Газеты и листовки с этой речью забрасывались самолётами в оккупированные районы. Установки партии доводились до коммунистов, оставшихся на захваченных врагом территориях, а также с помощью радио и представителями обкомов и ЦК КП(б)Б, направляемыми для организации коммунистического подполья.

К сожалению, на психику людей в те трагические дни воздействовала обнародованная в СССР концепция ведения войны на чужой территории. В действительности получилось наоборот. Но смятение и растерянность быстро прошли, нагрянувшая угроза социалистическому Отечеству сплотила патриотов и умножала их силы. Минские коммунисты, выполняя директивы ЦК Компартии, стали создавать в городе подполье и вовлекать тысячи людей в борьбу с врагом. Граждане, воспитанные огромной работой партии и государства, комсомола и школы, всей предшествующей советской действительностью и патриотическими традициями, считали своим патриотическим долгом участие в рядах народных мстителей.

В начале войны по заданию ЦК КП(б)Б был оставлен в тылу врага для подпольной работы бывший секретарь Заславского райкома партии Иван Кириллович Ковалёв, который прибыл в Минск, установил связь со знакомыми коммунистами и вместе с ними приступил к созданию городской подпольной организации.
Первые шаги начались с того, что некоторые товарищи, не считаясь со смертельной опасностью, сохранили радиоприёмники, прослушивали сообщения советского радио, информировали о них своих товарищей, готовых принять участие в подпольной борьбе с оккупантами. В числе первых Владимир Степанович Омельянюк, установил радиоприёмник прямо в своей квартире по улице Чернышевского, № 11, записывал услышанное и делился им с надёжными людьми.

Первые группы подпольщиков были созданы уже в июле. Коммунисты-рабочие вагоноремонтного завода имени Мясникова Кирилл Иванович Трус и сотрудница третьей городской больницы Ольга Фёдоровна Щербацевич организовали взаимодействовавшие между собой группы по спасению раненных военнопленных. В группу Труса вошли его товарищи по работе, а группа Щербацевич в в какой-то мере была семейной: в неё входил её 16-летний сын Владимир, сестра вместе с мужем и другие товарищи. Подпольщики распространяли рукописные листовки, собирали оружие. Только за два месяца группа вывела из больницы 48 человек. К сожалению, фашисты выследили группы и 26 октября 1941 года 12 их членов, в том числе К.И. Трус, О.Ф. Щербацевич, её сын Владимир были повешены гитлеровцами. Это был первый провал подпольщиков. В это врем был завербован фашистами входивший в одну из групп вызволенный из больницы бывший шифровальщик 13-й армии интендант 2 ранга Борис Рудзянко.

В числе первых групп подпольщиков, которые возглавили члены партии, были так же группы железнодорожного депо станции Минск товарная, руководитель Фёдор Степанович Кузнецов, в районе Комаровки, в которую входил Владимир Степанович Омельянюк, группа из бывших работников Белнефтеснаба во главе с Исаем Паловичем Казинцом, преподавателей и студентов юридического института, в которую входила Мария Борисовна Осипова. К первым также следует отнести подпольные группы в Пушкинском посёлке, в Ботаническом саду, на Болотной станции, Сторожовке, пивзаводе «Беларусь», в типографии имени Сталина, гетто, в первой городской больнице, на хлебозаводе «Автомат», станкостроительном заводе им. Ворошилова, кожевенном заводе «Большевик», других объектах народного хозяйства. К концу 1941 года подпольщики работали везде: на действующих предприятиях, в гитлеровских учреждениях. Всего около 50.

Формы борьбы подпольщиков с оккупантами были довольно разнообразны. Их деятельность включала в себя от написания листовок и информирования населения об обстановке на фронте до организации саботажа и терактов. Заботой подпольных групп было также создание новых групп и организаций, устройство новых явок и конспиративных квартир, организация партизанских отрядов и бригад.

Активные действия против врага первыми начали железнодорожники. Они организовывали саботаж и диверсии. 9 августа в результате диверсии на железной дороге движение было прервано на восемь дней. Позднее подпольщики организовали крушение немецкого эшелона с продовольствием на Козыревском переезде, а затем вывели из строя систему водоснабжения на Минском железнодорожном узле, чем парализовали его работу.

Удары по оккупантам наносили и другие группы. Так группа И.К. Кабушкина сожгла 5 легковых автомобилей, 2 грузовика и автоцистерну. В результате этих акций уничтожено 10 солдат и офицеров. Подпольщики других групп взорвали водонасосную станцию и вывели из строя паровой котёл на ТЭЦ-2.

Своей важной задачей подпольщики считали спасение людей из концентрационных лагерей В июле 1941 года в Масюковщине немцы создали первый концлагерь для военнопленных и еще 22 филиала в городе. Из этих лагерей ежедневно вывозились сотни трупов, и одновременно тысячи людей попадали в гетто. Фашисты в первую очередь уничтожали командиров и политработников Красной Армии, знания в военном деле которых были необходимы для ведения партизанской войны.
Подпольщики посылали в концлагеря своих детей, чтобы узнать имена, фамилии людей, которых необходимо было срочно спасать. И назавтра в лагерь уходили "жены", "матери", "невесты", "сестры". Они якобы узнавали своих близких и выкупали их у охранников за деньги, продукты, драгоценности. Дети тоже играли свои роли, бросаясь на шею чужим людям с криком "Папочка!", "Братик!".

В госпиталь также передавались чистые бланки паспортов, и люди выходили оттуда белорусами, минчанами. Они переодевались и уходили в лес к партизанам. Всего жителями города Минска было спасено несколько тысяч военнопленных, которые стали командирами партизанских отрядов, руководили различными операциями, спецгруппами подпольщиков, разведкой. Минское подполье сыграло огромную роль в том, что партизанское движение стало высокоорганизованным и профессиональным.
Одновременно с гражданскими создавались и военные группы. В них влились вырвавшиеся из окружения либо плена и оказавшиеся в Минске военнослужащие. В основном 13-й армии, оборонявшей столицу. В сентябре 1941 года военными был образован Военный совет партизанского движения, который возглавил будущий член Минского городского подпольного комитета КП(б)Б И.И.Рогов. Вместе с людьми Военный совет отправлял в партизанские отряды оружие, боеприпасы, снаряжение, медикаменты, пропагандистский материал.

Осенью 1941 года руководство разрозненными подпольными группами приобрело организованный характер. В ноябре был сформирован Минский подпольный горком КП(б)Б, который возглавил И.К. Ковалёв. Горком осуществлял непосредственное руководство подпольной борьбой патриотов в Минске и развёртыванием партизанского движения в пригородных районах. В декабре горком принял организационные меры по созданию вокруг города партизанских отрядов. При участии подпольного горкома создано более 20 партизанских отрядов и три бригады. До конца 1941 года горкому удалось: провести диверсии на железнодорожном транспорте; создать подпольную типографию; установить связь с подпольным комитетом в гетто; установить связь с некоторыми партизанскими отрядами, действовавшими в Минской области; создать свои отряды в Руденском и Логойском районах.

Горком поддержал идею Военного совета партизанского движения по организации вооружённого восстания против гитлеровцев, которое планировалось на начало 1942 года. Для этого были созданы штурмовые бригады. Они должны были захватить склад оружия, танковую бригаду и освободить во взаимодействии с подпольщиками концентрационных лагерей 30 000 военнопленных. К Минску подошли с разных сторон несколько партизанских отрядов, готовых по первому сигналу вступить в операцию. Однако замысел не удался. Предатель Б. Рудзянко вошёл в доверие к подпольщикам лагерей военнопленных, через которых узнал о готовящемся выступлении и выдал немцам. В марте-апреле 1942 года начались массовые аресты подпольщиков. В числе арестованных оказались некоторые члены горкома, весь состав штаба восстания и Военного совета партизанского движения. Самым страшным фактом стало то, что Абверу и СД удалось захватить все документы и списки участников подготовки восстания.

В Минске начались повальные облавы. Свыше 1000 человек были расстреляны на улице Советской. Это были военнопленные и минчане. Трупы людей несколько дней лежали для устрашения.

В концлагере по Логойскому тракту военнопленных заживо сжигали в бараках. Но оружие, подготовленное подпольщиками к восстанию, немцы так и не нашли, но опасались нового восстания. В этих условиях необходимо было менять явки, конспиративные квартиры, выводить из города всех, кто был связан с подготовкой восстания.
Гестапо работало без устали. 9 мая 1942 года было казнено 289 партизан и подпольщиков, 126 человек из подпольной группы железнодорожников.
Ещё не похоронены были товарищи, а в свет вышла газета "Звязда". Редактором её первого номера стал Владимир Омельянюк, который, к сожалению, через несколько дней был убит недалеко от Красного костёла. Газету передавали из рук в руки, зачитывали до дыр. Было ясно – подполье продолжает борьбу. Выход "Звезды" для немцев был как гром среди ясного неба. Они думали, что подполье раздавлено. И вдруг, после массовых казней - коммунистическая газета, да ещё подписанная горкомом партии.
А газета выходила в Доме печати, где выпускались немецкие газеты и журналы. Газету набирали буквально на глазах у немцев Борис Пупко и Михаил Сверидов. Набор по ночам выносили в молочных бидонах на квартиру Вороновых. Валиком откатывали сначала одну полосу, потом другую. И так 2000 экземпляров. Таков был тираж "Звезды". Всего вышло 4 номера. Набранный пятый номер не увидел свет, так как Борис Пупко был схвачен в типографии. Пришлось срочно сменить её адрес. Кроме "Звезды" группа Маркевича выпустила 8 номеров подпольной газеты "Патриот Родины". А её предшественником было листковое издание горкома партии «Вестник Родины».
Поражение не сломило подпольщиков. В мае горком создаёт подпольные райкомы КП(б)Б: Ворошиловский (секретарь К.Н. Шугаев), Железнодорожный (секретарь К.И. Хмелевский), Сталинский ( секретарь Н.Е. Герасименко), Кагановичский ( секретарь И.К. Корженевский) и на территории еврейского гетто ( секретарь М.Л. Гебелев) .
За май-сентябрь 1942 года подпольщики вывели в партизанские отряды 2000 рабочих и служащих минских предприятий и 2200 военнослужащих Красной Армии, вырвавшихся из плена. Были созданы партизанские отряды: "Дяди Коли", "Дяди Васи", "Штурм", "Имени Будённого", "Имени Суворова", "Имени Чкалова", "Имени Фрунзе".
Враг был настороже. Он искал следы второго подполья. В помощь из Берлина были выписаны матёрые разведчики. Да и предатель Рудзянко не спал. Он напал на след. Встретил однажды Никиту Гуркова, с которым лежал в госпитале. Тот подружился с ним и, не подозревая ничего, познакомил его с Хмелевским, который был членом подпольного горкома партии. Немцы выжидали. Дали Рудзянко партию оружия, чтобы он передал его подпольщикам. Сам он с помощью Абвера совершил пару диверсий в городе, входил в доверие к подпольщикам, знакомился с ними.

26 сентября 1942 года Никита Гурков был арестован, а затем были схвачены и все члены горкома, том числе и И.К.Ковалёв. За сентябрь- октябрь 1942 года на виселицах, в душегубках, камерах пыток, в лагере смерти "Тростенец" погибли тысячи человек. Многие были отправлены в Освенцим, Майданек, Равенсбрюк и Бухенвальд. Уцелели единицы. Немцы ликовали: "С минским подпольем покончено!". А 21 октября по Минску были расклеены 300 плакатов, размноженных на ротапринте и типографским способом. Они содержали призывы бороться и совершать акции саботажа. Это было делом рук оставшихся подпольщиков. Немцы просчитались. Накал борьбы возрос!
О гнусной роли Рудзянко стало известно только после войны. Он был осужден и расстрелян.

Оставленные для работы в тылу врага коммунисты в большинстве своем были молодыми и не обладали опытом работы в подполье, не владели практикой конспирации. Оккупанты же в борьбе против патриотов применяли самые изощренные методы, начиная от провокаций, подкупа и кончая массовым уничтожением людей. Иезуитскими методами лжи и провокаций им удалось на многие годы оклеветать и дискредитировать вначале членов Военного совета партизанского движения, а затем и подпольный горком парии и его секретаря И.К. Ковалёва. В результате многолетнего и неоднократного расследования его доброе имя было восстановлено. Партийное подполье столицы Белоруссии понесло тяжелые потери. Но это не сломило подпольщиков. Борьба продолжалась.

22 июня 1943 года был произведен взрыв в помещении нынешнего Национального академического театра имени Янки Купалы. Там проходило мероприятие по случаю образования под эгидой нацистов профашистской молодежной организации. Целью был гауляйтер Кубе, но он уцелел. Однако возмездие за преступления против белорусского народа его настигло в сентябре, благодаря мужеству подпольщиков Е.Г.Мазаник М.Б.Осиповой и Н.В.Троян. Это единственный чиновник гражданской администрации фашистов столь высокого ранга, убитый подпольщиками и партизанами на оккупированной территории СССР в годы войны.
Акции возмездия следовали одна за другой. В ноябре-декабре 1942 года в районе железнодорожного узла партизаны и подпольщики в течение двух месяцев провели 99 диверсий с использованием взрывчатых веществ и материалов.

В 1943 году накал борьбы не снижался: 21 мая подпольщики на станции Минск подложили 4 мины под эшелон с авиабомбами. Взрыв произошёл на станции Руденск, уничтожен эшелон и стоявший рядом с ним состав с горючим , серьёзно повреждены железнодорожные коммуникации.
Июнь – На станции Колодищи взорван эшелон с боеприпасами.

1 июля на Минском вагоноремонтного завода выведен из строя колёсный цех, уничтожены карусельные станки и другое ценное оборудование.
Июль – Взрыв в паровозном депо, повреждено здание, выведены из строя 2 отремонтированных паровоза.

Август – Группой В.Д.Шатько уничтожено и повреждено 7 эшелонов противника с живой силой и техникой, движущихся на фронт.
В ставку Гитлера ушло такое письмо: " В результате господства большевиков среди местного населения не найти лояльных людей, на которых можно положиться".
Немцы стали обороняться. Они обносили здания колючей проволокой, окна на первых этажах закладывали кирпичом, боялись появляться ночью, на улицах были построены доты, боялись пить воду и пробурили для себя 15 артезианских скважин, которые были взорваны за одну ночь. Понимая, что у подпольщиков есть связь с партизанами, немцы запретили выход из города. Разрешили выходить только через 8 пропускных пунктов по пропускам.

Продолжались аресты Арестовали 52 тысячи человек за 6 дней, обнаружили много взрывчатки и оружия. Большинство арестованных были замучены в душегубках. На Грушевском поселке подожгли рабочих в бараках. Заживо сгорели 1500 человек. Особенно лютовали фашисты в районе Комаровки, Пушкинской. Многих трудоспособных минчан отправляли в Германию.

Но Минск боролся, боролись даже дети, как могли и как умели. Партизанские отряды получали от подпольщиков сведения и сразу отправляли в Москву. Подпольщики знали, что, куда и сколько везут фашисты по железной дороге. Знали номера воинских частей, их вооружение, фамилии командиров.
Сведения передавал немец Ганц Штрубе, завербованный подпольщиками. Он был схвачен фашистами и повешен. На площади Свободы установлен памятный знак. В руки подпольщиков попал план оборонительных сооружений вокруг города: дзоты, бункера, зенитные установки. Отмечены заминированные объекты и места нахождения мин. Этот материал срочно передали Красной Армии.

Подпольщики передавали сведения о настоящих и фальшивых аэродромах. Сообщений было столько, что Москва прислала группу радисток-шифровальщиц. О всех совещаниях у немцев узнавали подпольщики, что помогло предотвратить уничтожение многих предприятий, Дома Правительства.
Особо отличился Захар Гало. Он сообщал пароли, выдавал пропуска, доставал чистые бланки. Захар Гало работал на разведку и руководил диверсионной группой в 70 человек. Именно он раздобыл чертежи танка "Тигр". Гало предупредил партизан о том, что немцы хотят вывезти в Германию 50 000 детей в возрасте 10-14 лет и что детей надо спасать. Именно Гало сообщил партизанам о появлении в Минске начальника разведки Абвера Асмолова. Он должен был вербовать предателей в свою школу. Тогда Гало пошёл с ним на встречу. Встреча была в ресторане. Гало сказал: " Я советский разведчик. Вы тоже русский человек. Вот Вам последний шанс - переходите на нашу сторону". Асмолов согласился. Его переправили в партизанский отряд. Он раскрыл фамилии 200 шпионов, засланных в советский тыл. Но фашисты выследили Захара, его схватили, долго пытали. Он погиб героической смертью.

Был у подпольщиков ещё один разведчик, за которым охотились немцы. Иван Константинович Кабушкин, который мог менять свою внешность: то старик, то респектабельный парикмахер, то лощёный гитлеровский офицер. Он возглавлял отдел по борьбе с фашистской агентурой и лично уничтожил 20 агентов Абвера, СД и полиции. Погиб как герой, но никого не выдал.

Под руководством партийного подполья действовало и комсомольское, которое объединил Минский подпольный горком комсомола, начавший действовать в конце 1942 года. Но первые комсомольские группы возникли раньше.

Осенью 1941 года была создана подпольная комсомольская организация "Андрюша". Её штаб возглавил Кедышко, впоследствии член подпольного горкома партии. - Организация имела связных, через которых связывалась с партизанскими отрядами и передавали им разведданные, оружие, медикаменты. Организация приводила в негодность автомашины, электростанции, её участники минировали железнодорожные составы, устраивали на улицах Минска засады на гитлеровцев, помогали бежать из фашистского плена нашим людям. Всего они провели 40 диверсий, убили 50 фашистов и спасли 80 человек, переправив их в партизанский отряд.
Николай Кедышко помог впоследствии создать ещё много подпольных молодёжных групп: "Адам", "Виктор", "Володя", "Тамара", "Танюша", "Татьяна", "Роберт". Многие молодые подпольщики были схвачены и замучены гитлеровцами, некоторые смогли уйти в партизаны. Сам Николай Кедышко при попытке его ареста отстреливался и последним патроном выстрелил в себя.

Члены подполья активизировали боевую деятельность партизан, срывали военные и политические мероприятия немцев, спасали население от угона в Германию. Они проводили политическую агитацию среди населения, укрывали раненых красноармейцев.

Минское коммунистическое подполье, несмотря на большие потери, которые оно понесло осенью 1941 г., в марте-мае и сентябре-октябре 1942 г., продолжало действовать. В 1943 году был восстановлен подпольный горком партии. С сентября его возглавил Савелий Константинович Лещеня.
В составе Минского коммунистического подполья сражалось свыше 9 тыс. человек, среди них — более 1 тыс. коммунистов и 2 тыс. комсомольцев, а также антифашисты зарубежных стран. Ни в одном другом городе Советского Союза не было столь массового противостояния подпольщиков оккупантам. За время оккупации в Минске было проведено 1304 диверсий, выведено из города 10 000 военнопленных и минчан, создано 50 партизанских отрядов, фактически блокирован город, вынудив гитлеровцев защищаться. . Члены подполья активизировали боевую деятельность партизан, срывали военные и политические мероприятия немцев, спасали население от угона в Германию. Они проводили политическую агитацию среди населения, укрывали раненых красноармейцев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня1974 года «За выдающиеся заслуги перед Родиной, мужество и героизм, проявленные трудящимися города Минска в борьбе против гитлеровских оккупантов, большую роль в развёртывании всенародного партизанского движения в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны и в ознаменование освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков» Минск удостоен звания Город-герой.
Многие минские подпольщики награждены орденами и медалями, а звание Героя Советского Союза присвоено Ивану Кабушкину, Исаю Казинцу, Николаю Кедышко, Евгению Клумову, Елене Мазаник, Владимиру Омельянюку, Марии Осиповой, Надежде Траян. Пятерым из них посмертно.
Названы улицы в Минске их именами: Зорика Гало, Жудро, Кабушкина, Казинца, Кедышко, Клумова, Корженевского, Короткевича, Матусевича, Омельянюка, Семенова, Хмелевского, Шатько.

Памятные места, связанные с деятельностью Минского подполья отмечены мемориальными досками. Память о них бессмертна, а их подвиг мощное средство для воспитания молодёжи в духе патриотизма и преданности своему Отечеству.

А.А. Коваль

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.