НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В НАШЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

К 100-летию окончания Гражданской войны в России

Гражданская война в России после Октябрьской революции была одновременно и Национально-освободительной, Отечественной войной, в которой красные защищали свою общерусскую цивилизацию и социалистическое Отечество, а белогвардейцы, пытавшиеся восстановить свои сословные и классовые привилегии, сомкнулись в борьбе против красных с иностранными интервентами, ставившими своей целью раздробление России на ряд марионеточных образований, находящихся в полной зависимости от иностранных завоевателей.

Идея расчленения и закабаления России получила конкретное выражение в решениях англо-французской конференции 9-10 декабря 1917 года, а 23 декабря было подписано соглашение о совместной интервенции и разделе сфер влияния под названием «Условия конвенции, согласованной в Париже 23 декабря 1917 г.» В нем предусматривалась зона английского влияния – территория казаков, Армения, Грузия; французская зона – Бессарабия, Украина, Крым. Генералу М.В.Алексееву на организацию армии в Новочеркасске (Добровольческая армия) выделялось 100 млн. руб. Этот план поддержало правительство США. Расчленение России должно осуществляться, по мнению американского руководства, путем «признания временных правительств в различных районах России, предоставления помощи этим правительствам и через эти правительства».

Первой начала интервенцию Румыния, оккупировав в начале 1918 года Бессарабию. 9 марта 1918 года в Мурманске высадился английский десант, затем к нему присоединились французские и американские войска. В начале апреля 1918 года между правительствами США, Японии, Англии и Франции достигнуто соглашение о начале совместной интервенции на Дальне Востоке и в Сибири. 5 апреля 1918 года японцы высадились во Владивостоке, затем сюда прибыли американские, французские и английские интервенты. Общее количество интервентов составляло 100 тысяч солдат и офицеров, из них больше половины японские. «Вскоре Забайкальская, Амурская и Приморская области оказались оккупированными интервентами».

Зловещую роль в развертывании иностранной интервенции сыграл мятеж cформированного из военнопленных чехов и словаков чехословацкого корпуса. Этот корпус (50 тысяч человек) с 15 февраля 1918 года был включен в состав французской армии. Эшелоны корпуса растянулись от Пензы до Владивостока. Мятеж был подготовлен руководством Антанты в апреле-мае 1918 года в качестве «авангарда союзной армии для проведения интервенции».

На захваченных российских землях оккупанты свергали Советскую власть, создавали концентрационные лагеря и устанавливали режим военного террора. Английские интервенты организовали концентрационный лагерь в России с особо жестокими условиями содержания в 1918 году на острове Мудьюг в Белом море. В развязанном терроре против населения России от иностранных интервентов не отставали и белогвардейцы. В этом плане наиболее показателен масштабный террор, который устроил белогвардейский генерал Александр Кутепов в Новороссийске после захвата его белыми в августе 1918 года. Без всякого суда и следствия были убиты сотни рабочих новороссийских цементных заводов и несколько сот захваченных в плен красноармейцев. На улицах города среди белого дня расстреливались матросы. Фактически белогвардейцами поголовно уничтожалось трудовое население Новороссийска, чтобы оно, так сказать, не примкнуло к красным. Это был настоящий геноцид трудящихся классов. «Количество уничтоженных в Новороссийске составило несколько тысяч человек. Среди расстрелянных в Новороссийске было много матросов-черноморцев».

Уинстон Черчилль ликовал: «Вся русская территория от реки Волги до Тихого океана, почти не меньшая по размерам, чем африканский континент, перешла под контроль союзников».

После окончания Первой мировой войны (ноябрь 1918 г.) иностранная интервенция в Россию приобрела новых размах. На юге России высаживаются десанты, войска интервентов вводятся в Закавказье. Интервенты заняли Новороссийск, Севастополь, Херсон, Одессу, Николаев. Французские войска продвинулись в глубь Украины на 150 километров, англичане заняли Баку, Батум и Тифлис. К осени на Севере России было уже более 30 тысяч английских, французских, американских и белогвардейских солдат и офицеров. Дипломатические и военные миссии стран интервентов направляются в районы белого движения для оказания ему военно-экономической помощи.

Весной 1919 года объединенные силы интервентов и белогвардейцев начали новое наступление против Советской России. Для участия в этой интервенции привлекались армии белогвардейцев (Колчака, Деникина, Юденича, Миллера), а также войска Латвии, Литвы, Эстонии, Польши, Финляндии, Чехословакии, Сербии, Греции, Румынии и, наконец, собственные войска Антанты. «Общая численность войск малых государств, которые предполагалось использовать, по подсчетам Военного комитета Антанты, составляла как минимум 600-650 тыс. солдат и офицеров, а белогвардейцев – около 370 тыс. человек. Численность собственных войск союзников в России определялась в 310 тыс. человек.

Но дальнейший ход иностранной интервенции привел к неожиданному для интервентов повороту. Солдаты стран Антанты под революционным воздействием Русской революции и на практике удостоверившиеся в очевидной захватнической политике своих правительств начали отказываться от войны против Советской власти и потребовали от своего командования возвращения домой. Показательна в этом плане ситуация в Севастополе. Севастопольский гарнизон интервентов, состоящий из 22 тысяч греков, сенегальцев и французов, не проявил особого желания сражаться с красными, а 19-20 апреля 1919 года на французских кораблях произошли волнения – экипажи требовали возвращения домой. 1 мая 1919 года эскадра интервентов покинула Севастополь, и красные без боя вступили в город. Все это заставило Вильсона, а затем Ллойда-Джорджа и Клемансо заявить, что ни американских, ни английских, ни французских солдат нельзя больше посылать в Россию. Антанта вынуждена была увести войска с юга России и начать эвакуацию своих войск из района Архангельска и Мурманска. «Эта победа, - говорил Ленин, - которую мы одержали, вынудив убрать английские и французские войска, была самой главной победой, которую мы одержали над Антантой. Мы у нее отняли ее солдат».

Интервенты в документах «Об организации интервенции в России» и «Русский вопрос» разрабатывают новый план борьбы против Советской власти. По этому плану основной силой в военных действиях против Советской России должны были стать войска белогвардейских армий Колчака и Деникина, снабжаемые и финансируемые Антантой, а также армии сопредельных государств, образованных на территории бывшей Российской империи – Польши, Литвы Латвии Эстонии Финляндии. Таким образом, белогвардейские генералы, несмотря на свою риторику о «единой и неделимой России», объективно выполняли политику иностранных интервентов по расчленению и уничтожению России.

Об этом красноречиво свидетельствуют сами лидеры белогвардейского движения и иностранных интервентов.

Из письма генерала П.Н.Краснова германскому кайзеру Вильгельму II 28 июня 1918 года: «Просим Ваше Императорское Величество помочь молодому нашему государству орудиями, ружьями, боевыми припасами и инженерным имуществом. Всевеликое Войско Донское предоставляет Германской империи право преимущественного вывоза избытков продуктов садоводства и земледелия. Кроме того, правительство Всевеликого Войска Донского предоставит германской промышленности особые льготы по помещению капиталов в донские предприятия, промышленные и торговые». И это холопское письмо, ясно говорящее о факте раздела России со стороны лидеров белого движения, было написано Красновым, когда еще шла Первая мировая война, а белогвардейские генералы кричали о «войне до победного конца».

Следующие свидетельства. В январе 1921 года в Париже прошло совещание 33 членов бывшего Учредительного собрания под руководством Милюкова и Керенского. Оно отмечало, что внутренняя контрреволюция сознательно пошла на приглашение иностранных войск из-за своего бессилия, хотя отдавала себе отчет о совершении этим предательства национальных интересов. Совещание признало, что «приглашение союзников» обернулось захватом ряда регионов на территории России в безраздельное владение оккупантов».

«Белая» идея «спасения и восстановления Российского государства», - как писал Деникин, - «все более вырождалась в борьбу за реванш» свергнутых господствующих классов, разгул насилия, злобную мстительную расправу сознающей свое бессилие реакции.

Выход России из состояния катастрофы смогли предложить только Ленин и большевики. Кстати, это признал эмигрировавший философ Николай Бердяев, прямо писавший: «Ленин и большевики спасли Россию». Признал это и великий князь Александр Михайлович Романов – брат императора Александра III, дядя и близкий друг императора Николая II. Вот слова из книги «Воспоминаний», изданных в США и во Франции в 1933 году, этого представителя монаршей семьи, потерявшего в горниле революции и гражданской войны более 20 ближайших родственников, но нашедшего силы написать: «…на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи, апеллируя к трудящимся всего мира…». Напомним, что с трибуны Мавзолея 7 ноября 1941 года уходившие на защиту Москвы воины прямо с парада по случаю годовщины Великого Октября напутствовались Верховным Главнокомандующим Сталиным словами: «Пусть осенит вас непобедимое знамя великого Ленина! За полный разгром немецких захватчиков! Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша славная Родина, ее свобода, ее независимость! Под знаменем Ленина – вперед, к победе!».

Один из идеологов белогвардейщины, потомок рюриковичей, Василий Витальевич Шульгин, будучи уже в эмиграции, в своих воспоминаниях «Годы. Дни» (1920) писал: «…Они (большевики) восстановили русскую армию… Знамя Единой России фактически подняли большевики… нельзя не видеть, что русский язык во славу Интернационала опять занял шестую часть суши…».

Из воспоминаний Уинстона Черчилля о роли Антанты в организации интервенции в Советскую Россию: «По совету генерального штаба, начиная с июля месяца 1919 г., Англия оказывала ему (Деникину) главную помощь, и не менее 250 тыс. ружей, 200 пушек, 30 танков и громадные запасы оружия и снарядов были посланы через Дарданеллы и Черное море в Новороссийск. Несколько сотен британских армейских офицеров и добровольцев в качестве советников, инструкторов, хранителей складов и даже несколько авиаторов помогали организации деникинских армий…

Было бы ошибочно думать, что в течение всего этого года мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело. Эта истина станет неприятно чувствительной с того момента, как белые армии будут уничтожены и большевики установят свое господство на всем протяжении необъятной Российской империи».

Тот факт, что среди белогвардейцев были офицеры и политические деятели, которые рассматривали свою борьбу с Советами через призму патриотизма (например, контр-адмирал Михаил Беренс или видный политик и талантливый публицист Василий Шульгин) является фактом личной биографии этих офицеров и политиков, но нисколько не противоречит той исторической истине, что белогвардейщина в целом как политическое движение было не только антинародным, но и антинациональным движением. Прав лидер КПРФ Г.А.Зюганов, который в своем выступлении 21 января 2021 года, посвященном дню памяти Ленина, подчеркнул отечественный характер войны красных против белогвардейцев: «Почему мы победили всю эту колчаковщину, деникинщину, всех этих мерзавцев, ворвавшихся на нашу землю от японцев до американцев? Ведь Советская власть была пятачком вокруг Москвы и 700-километровой железной дороги до Петрограда. Вся остальная территория была оккупирована. Но страна услышала Ленина, когда он сказал, что Отечество в опасности. Вся страна поднялась и защищала свою родную землю».

Находясь в эмиграции, белогвардейское движение продолжало искать иностранных интервентов для вторжения в СССР. В этом плане показательна судьба белоэмигранта Павла Горгулова, который стал ярым поклонником нацизма и составил план иностранной интервенции в Советский Союз. Свои фашистские идеи об организации внешней интервенции в СССР он предварил убийством в 1932 году президента Франции Поля Думера, одного из наиболее здравомыслящих и уважаемых французами политиков своей страны. За убийство Поля Думера Павел Горгулов был гильотинирован.

Антипатриотическая, изменническая сущность белогвардейского движения во всей своей красе проявилась в годы Великой Отечественной войны.

Общеизвестно, что в годы Великой Отечественной войны появились многочисленные пехотные батальоны, состоявшие из белоэмигрантов под наименованием «ОСТ». Последний из них был уничтожен Красной Армией лишь в январе 1945 года. Неоднократно в тыл советских войск забрасывались диверсанты 800-го Полка Специального Назначения «Бранденбург», включавший в себя белых офицеров.

На стороне фашистской Германии в составе вермахта воевала и так называемая 1-я Русская национальная армия (РНА) или дивизия «Руссланд», насчитывающая до 10 тысяч человек и состоявшая в основном из предателей Родины – белых эмигрантов и их детей.

По инициативе белогвардейских офицеров С.Н.Иванова, И.К.Сахарова, К.Г.Кромиади из белоэмигрантов в 1942 году была образована так называемая Русская национальная народная армия (РННА), которая базировалась в Беларуси, недалеко от Орши (поселок Осинторф) и занималась в основном пропагандистской и диверсионной деятельностью в советском тылу, а также борьбой с белорусскими партизанами. Но белоэмигрантское прислужничество фашистам было столь мизерным, что в августе 1942 года немецкое командование приняло решение, что эксперимент с РННА закончился провалом, и белоэмигранты были отстранены от командования РННА.

Но больше всех сотрудничеством с фашистами прославился XV Казачий Кавалерийский Корпус, возглавляемый белыми генералами П.Н.Красновым и А.Г.Шкуро. В корпус входили две дивизии и Пластунская бригада. Данные соединения сражались с Красной Армией вплоть до мая 1945 года.

Взять, например, А.Г.Шкуро. Во время Великой Отечественной войны он специальным указом Гиммлера был назначен начальником Резерва казачьих войск при Главном штабе СС. Ему было присвоено звание группенфюрера СС с правом ношения немецкой генеральской формы. Отличался особой жестокостью в борьбе с Красной Армией и партизанами. Даже на исходе войны, в марте 1945 года Шкуро создал так называемый «Волчий отряд» из двух тысяч казаков для рейдов в советском тылу.

При отступлении немцев с советской земли, немецкие чиновники разрешили казакам создать органы, которые занимались эвакуацией семей казаков-коллаборационистов вслед за отступающими фашистскими войсками. В конце 1943 года все казаки были объединены в так называемый «Казачий Стан» во главе с Ерофеем Павловым, курировавшийся ведомством Розенберга. Ерофей Павлов в начале войны так приветствовал гитлеровцев: «Слава Великой Германской Армии, слава светлейшему освободителю и вождю Европы – Адольфу Гитлеру, вождю славной союзной освободительной армии».

Стоит отметить, что этот «Казачий Стан» оставил свои преступные следы и в Беларуси. В районе белорусского Новогрудка гитлеровцы разместили «Казачий Стан», который объединял различных казаков, боровшихся против Советской власти и белорусских партизан. Особенно по-зверски расправлялись казаки с белорусскими крестьянами, помогавшими народным мстителям. Они уничтожали крестьян целыми семьями. «После изгнания фашистских войск с территории СССР, весь «Казачий Стан» был переброшен в Северную Италию тоже для борьбы против партизанского движения».

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны белоэмигрантское движение как социально-политический феномен активно сотрудничало с гитлеровцами, сражалось на стороне фашистов против России, против советской цивилизации как высшего этапа в развитии общерусской цивилизации. Белоэмигранты при содействии гитлеровцев создавали свои военизированные отряды и соединения, которые вели не только военные и диверсионные действия против Красной Армии и партизан, но и проводили сугубо карательные мероприятия против мирных советских граждан на оккупированной фашистами советской земле. Это были не столько солдаты, сколько палачи советского народа.

То, что отдельные представители белой эмиграции сочувствовали борьбе Красной Армии против фашистской Германии и отказались от сотрудничества с гитлеровцами (к примеру, Деникин, Милюков, Шульгин), нисколько не опровергает нашего утверждения, что белоэмигрантское движение как социально-политическое явление в Великую Отечественную войну оказалось на стороне фашизма - злейшего врага русского народа.

Вот если бы белые эмигранты (тот же Деникин) обратились к Сталину с просьбой помочь в организации боевых подразделений из белых офицеров для борьбы против гитлеровской Германии, тогда можно было бы говорить о патриотической линии в белом движении и расколе его на красных белых и фашистских белых. Но ничего подобного не было. Следовательно, все сегодняшние разговоры о примирении красных и белых, о сооружении монументов примирения под предлогом того, что якобы и белые тоже были патриотами России представляют собой сплошную фальшь и сплошное лицемерие в свете антисоветской и антироссийской деятельности белой эмиграции в годы Великой Отечественной войны. В 1943 году Павел Николаевич Милюков, живший во Франции, написал последнюю работу «Правда большевизма». В ней классик русской исторической школы, белоэмигрант и активный политический противник Советской власти признал в конце своей жизни прогрессивную историческую деятельность большевиков для России и мирового сообщества в контексте исторического опыта СССР и его борьбы с фашизмом. Поэтому ответ на вопрос о возможном примирении красных и белых может и должен быть только отрицательным по причине очевидного прислужничества белой эмиграции гитлеровской Германии в годы Великой Отечественной войны. В противном случае тогда надо примирить воинов Красной Армии и немецко-фашистских прихвостней – типа Краснова, Шкуро, Ильина и других аналогичных лжепатриотов России. Но это не только явный абсурд, но в то же время и очевидная попытка реабилитации фашизма и нацизма в современном мире.

Заключение. Как отмечает известный российский интеллектуал Михаил Демурин, на днях, например, в Москве были представлены очередные книги русского философа-белоэмигранта Ивана Ильина. А ведь кто такой Ильин по отношению к фашизму? Это человек, оправдывавший его, в том числе и после Нюрнбергского трибунала. Так, в 1948 году он писал о том, что фашизм — это явление сложное, многостороннее и, главное, «далеко ещё не изжитое». Что в качестве «реакции на большевизм» фашизм был явлением «здоровым, необходимым и неизбежным», что он искал «справедливых социально-политических реформ…»

Но самой многозначительной в нашем сегодняшнем контексте является мысль Ильина, изложенная в его работе «Новый дух». В ней он указывал на родство немецкого национал-социализма не только с итальянским фашизмом, но и, подчёркиваю, «духом русского белого движения». Иван Ильин вполне искренне и добровольно подчеркивал родство белогвардейщины с фашизмом и нацизмом, ставя в один ряд барона Врангеля с Гитлером и Муссолини. В таком случае очевидно, что из этого ряда нельзя исключать и Колчака, и Деникина, и Каппеля, и других белогвардейских генералов и атаманов. Белые генералы Краснов и Шкуро за сотрудничество с гитлеровцами были повешены в 1947 году. Но суровые уроки истории нисколько не повлияли на «идеалы» И.А. Ильина. Пересидев в Швейцарии Вторую мировую войну и разгром фашизма, он по-прежнему был убежден, что фашистская идея бессмертна, и в 1948 году разглагольствует о фашизме религиозном, многопартийном, толерантном к инакомыслию, свято блюдущем частную собственность и избегающим культа личности. В борьбе с неофашизмом на Украине и в целом на Западе нам хорошо бы не забывать и об этом! Как и о том, что история доказала: самыми последовательными противниками нацизма и фашизма были только коммунисты», — отметил Михаил Демурин. Справедливые слова.

Отсюда вывод: на Украине сегодня идет не просто гражданская война, а Отечественная война наших братских народов против иностранных интервентов в лице США и НАТО и их марионеток - бандеровцев за свою общерусскую цивилизацию за свое единое Отечество от Карпат до Курил.

Лев Криштапович, доктор философских наук

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.