Палка-копалка в невидимой руке рынка

После эмоциональной увертюры про «учителей-бомжей», ищущих металл на свалках, экономист Я. Романчук продолжил тему добычи минеральных ресурсов, на этот раз сравнив систему образования с «палкой-копалкой».

В частности, им был высказан ряд претензий к «архаичной» вступительной кампании в вузы (которая, к слову, в прессе освещалась весьма благожелательно).

Список претензий выглядит следующим образом:

1

Отвечаем по порядку.

1. Если абитуриенту важен сам факт зачисления, а не конкретная специальность, возникают закономерные вопросы о его мотивации. Ежегодно мы наблюдаем массовые отчисления со специальностей, куда приходят исключительно из-за проходного балла, а затем банально не тянут планку либо не желают учиться. Возможно, для такого молодого человека действительно больше подходит не «палка-копалка», о которой пишет автор, а стройбатовская лопата.

Кстати, пока ни один эксперт не посчитал ни государственные издержки от подобных абитуриентов, ни расходы родителей, ни прибыль репетиторов, полученную от подготовки немотивированного молодого человека. Очень ждем колонок на эту тему.

Заметим также, что перед государством не стоит задача обеспечить некое «всеобщее» высшее образование путем подачи документов в 11 вузов с последующим гарантированным поступлением. Это никак не сообразуется с потребностями национальной экономики, более того, непонятно, как будет выглядеть конкурс после того, как абитуриенты начнут массово отзывать невостребованные «зачисления».

2. Сбор неких электронных справок упирается в электронный документооборот в ряде иных учреждений, не относящихся к системе образования, например, учреждений здравоохранения. Данная проблема, вероятно, является надуманной и приведена исключительно для нагнетания эмоций.

В то же время любопытно, что все эксперименты министерства по внедрению электронной школы: электронных дневников, электронных карт учащихся, электронных расчетов за питание в столице, – не нашли отражения в глубоком и вдумчивом анализе экономиста. Он продолжает писать про архаичные «пишущие машинки», хотя, вероятно, не был в белорусской школе с момента собственно выпускного.

3. Что касается претензий к системе зачисления, то они также не обоснованы. Механизм зачисления в вузах достаточно прозрачен и никак не зависит от наличия некой «электронной очереди» в приемной комиссии; в этом отношении гораздо важнее, что обособленная деятельность РИКЗ позволяет проводить ЦТ без каких-либо информационных утечек, и именно балл по ЦТ определит место учащегося в конкурсе.

Что же касается заголовка статьи о том, что «министра необходимо уволить» – то нам, в свою очередь, наоборот, кажется необходимым срочно трудоустроить Ярослава Романчука, чтобы избыток его свободного времени вымещался не в интернете, а в более прикладных сферах. Но, видимо, для специалиста такого широкого профиля пока не нашлось рабочего места в белорусской экономике. Очевидно, в условиях рынка успешные экономисты могут зарабатывать только написанием колонок, что, мягко говоря, вызывает удивление.

Кроме того, учитывая, что экономист Ярослав заканчивал Минский государственный педагогический институт иностранных языков, но в последствии не нашел себя в профессии, он, вероятно, проецирует собственный негативный опыт на текущую вступительную кампанию, и потому его резкие оценки вполне простительны.

Единственное, что нас заинтересовало в данном тексте – так это словосочетание «архаичное безумие». Оно звучит достаточно свежо и отсылает, судя по всему, к философии ницшеанства. Видимо, Я.Романчук и Е.Ливянт на пару решили отыскать свое дионисийское начало, которое, очевидно, выражается в их бурных, эмоциональных и многословных записях.

Однако и здесь мы можем наблюдать ряд двойных стандартов.

Надо понимать, что когда репетитор оценивает вступительную кампанию в вузы – это как бы оценка суда с точки зрения адвоката, то есть, мягко говоря, не совсем объективный взгляд на процесс, подкрепленный материальным интересом, когда гонорар за дело привязывается к решению суда.

Непонятен и общий вывод: в финале Ярослав Романчук пишет, что проходной балл в 15-20 для университетов – это «безумная, безответственная коммерциализация в ущерб качеству».

«Проходной балл в 15-20 баллов» существует только в фантазиях Я. Романчука. Для экономиста эта непростительная неточность – в частности, действует ряд схожих минимальных пороговых значений для сертификатов ЦТ, и они, кстати, в 2018 году были, наоборот, повышены для профильного и второго профильного предмета (соответственно, 19-24 и 9-14 баллов в зависимости от предмета).

Будучи просуммированными с аттестатом, они дадут минимальные проходные значения примерно в 7-8 раз больше, чем указанные Ярославом Романчуком, что для вузов – не общая тенденция, а единичные случаи.

При этом также необходимо учитывать, что число абитуриентов из года в год сокращается, а не растет – и поэтому, к примеру, для привлечения на педагогические специальности мотивированных абитуриентов государство предприняло ряд шагов – так, для выпускников профильных классов педагогической направленности установлен отдельный перечень из 38 педагогических специальностей, на которые они могут быть зачислены без экзаменов, что в свою очередь, также отражается на итоговом конкурсе.

Однако если наши экономисты испытывают такие сложности при подсчетах минимального вузовского проходного балла, то становится гораздо понятнее, по какому принципу формируются их экономические программы а-ля «миллион рабочих мест».

Общая логика также не совсем понятна – если речь о массовом поступлении на бюджет, то при чем здесь коммерциализация образования? А если о поступлении на платную форму – то ситуация говорит не о плохом качестве государственного образования, а о том, что ряд специальностей не востребован у абитуриентов. Именно поэтому на платной форме набора предпринят ряд мер, в том числе по сокращению набора на экономические специальности. Надеемся, что уважаемый экономист Ярослав оценил и поддержал этот шаг.

Что же касается в целом утверждения о «безумной, безответственной коммерциализации», то оно применимо, скорее, к той ситуации, которая сложилась на рынке репетиторских услуг, когда уже упомянутый Евгений Ливянт призывает нанимать репетитора с первого класса начальной школы. Эта логика нам понятна, но ведет она в тупик, когда репетирование становится чуть ли не самоцелью и даже статусным атрибутом, о чем мы уже неоднократно писали.

Андрей Лазуткин

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.