ШПИОНСКИЕ ПЛЯСКИ САТАНЫ


«И в бездну заглянул. И ужаснулся:
Оттуда гул стенаний долетал.
Мы в этот мир таинственный сойдем
Без робости пугливой и смятенья».
Данте Алигьери. Божественная комедия. Песнь четвертая.

Свобода воли позволяет каждому избрать свою судьбу и следовать по избранному пути в последующей жизни. Большинство, по Суворову, берет в пример себе героя, учится, строит, делает открытия, дарит людям радости, растит детей, улучшает мир вокруг себя. А малая часть увлекается авантюристами, псевдо романтиками, чаще всего людьми тщеславными, любителями легкой наживы с подражанием преступникам, разбойникам и скользит по этому недостойному человека пути сломя голову. Тем более, что современная политика и идеология, некоторые СМИ, телевидение и интернет настойчиво учат игре, легкому скольжению по жизни. У поддавшихся такому течению людей, чаще всего захватывает дух от легкости, доступности всего сущего и недоступного для живущих рядом праведных людей. Несутся они к цели подобно комару, спешащему на свет костра в ночи. И сгорают, уходят в небытие. Однако в отличие от насекомых некоторые из подобных, но мыслящих существ не теряют чувства меры и самосохранения. К таковым относятся и герои нашего исследования. Их всех объединяет ненависть к земле, которая даровала им божественное благо жизни и положение в обществе, к подлинным героям-соотечественникам, которым завидуют, пряча зависть за высокомерием, показным презрением, переходящим в ненависть и предательство.

ВЫХОД БАФОМЕТА

Первым среди них возвышается Яковлев Александр Николаевич.

Он, без сомнения, известен всем активным людям нашего общества, как член Политбюро, секретарь ЦК КПСС, мозг и мотор горбачевской перестройки, разрушения СССР и коммунизма. Позже Яковлев откровенничал: «Надо было с ней (советской системой) как-то кончать. Есть разные пути, например, диссидентство. Но оно бесперспективно. Надо было действовать изнутри. У нас был единственный путь – подорвать тоталитарный режим изнутри. При помощи дисциплины тоталитарной партии. Мы свое дело сделали. (См. А.Н. Яковлев. Российских фашистов породил КГБ. «Известия» 1998, 17 июня, № 32).

Обладая сильной волей, он сумел подчинить себе Горбачева и других, подобных ему самому членов Политбюро ЦК КПСС. Вернее - он был лучше других подготовлен для подрывной, разрушительной деятельности разведывательным сообществом и системой ЦРУ США, которое завербовало его еще в 1959 году во время языковой стажировки в Колумбийском университете. А затем обучило и воспитало для подрывной работы, когда он прохлаждался более 10 лет послом СССР в Канаде. В своих мемуарах Яковлев, желая возвеличить себя, фактически раскрывает собственным хвастовством свою вербовку спецслужбами США в 1959 году. Дескать, работая в архивах и библиотеках во время стажировки, добыл и привез в СССР столь значимый материал, которому позавидовали бы многие разведки мира. И это написал о себе человек, который практически не владел тогда, а только осваивал английский язык. Становится понятным, кто и для чего снабдил его материалами, представляющими интерес для советской страны. Спецслужбы так поступают всегда, чтобы поднять престиж своего, недавно завербованного агента, продвинуть вверх по служебной лестнице на родине и таким образом способствовать расширению его разведывательных возможностей, доступа к интересующим объектам, документам, носителям информации.

Благодаря подготовке и опыту Яковлев, без сомнения, стал резидентом ЦРУ среди агентов, завербованных ЦРУ в руководящих кругах КПСС и СССР. Ему на связь были переданы такие агенты, как Горбачев, Шеварнадзе и им подобные предатели, продолжающие и теперь получать за границей гонорары. На принадлежность Горбачева к резидентуре Яковлева в агентурном аппарате спецслужб Америки неопровержимо указывает неосторожное высказывание Яковлева в Канаде корреспонденту газеты «Glod and Mail» во время вояжа Горбачева в эту страну 17-24 мая 1983 года. Журналист по заранее полученной договоренности прибыл для встречи с Горбачевым в Советское посольство. Однако его принял не Горбачев, а Яковлев словами: «Михаил Сергеевич отсыпается, мы всю ночь пробеседовали, - пояснил Яковлев, - но если Вас что-то интересует, то спрашивайте у меня – Горбачев подпишет, он мыслит, как и я». Это было обнародовано в названной канадской газете. О работе Горбачева на спецслужбы США указывает и его практическая деятельность: участие в организации приема в Москве легкомоторного самолета немца Руста (дозаправка самолета топливом на половине пути, снятие троллейбусной линии на Красной площади, передача сов. секретной карты границ округов ПВО), а также мероприятия по разрушению социалистического содружества, Варшавского Договора, КПСС, СССР, попытка во время специального, по заданию ЦРУ, полета в Пекин склонить руководителей КНР к переориентации коммунистического Китая на рельсы его перестройки. Как и многочисленные признания в том, что он всегда был демократом и боролся всю сознательную жизнь с коммунизмом. За явное предательство и агентурную работу он получил от спецслужб Запада значительные материальные средства, о чем во весь голос говорит продажа им «своей» виллы в Баварии за 7,5 млн Евро в 2018 году. Его с головой выдает и Яковлев А.Н. в своей книге «Сумерки», в которой раскрывает, что американцы заблаговременно предупредили Горбачева о готовящемся мятеже (ГКПЧ), а также в мемуарах «Омут памяти. От Столыпина до Путина», в которых описывает частоту встреч после возвращения в СССР из Канады и инструктажах агента (Горбачева) резидентом (Яковлевым). В чем легко убедиться, прочитав внимательно мемуары Яковлева и проанализировав темы их частых встреч, которые Яковлев невольно раскрывает.

Возвратившись со стажировки из Америки, Яковлев продолжил учебу в аспирантуре Академии общественных наук при ЦК КПСС, защитил кандидатскую диссертацию по истории КПСС, был принят в апреле 1960 года на работу в отдел пропаганды ЦК КПСС, в котором последовательно занимал должности инструктора, заведующего сектором, заместителя заведующего отделом.

Одновременно начал выполнять поручения ЦРУ США. По их заданиям постоянно плел интриги, примыкал к заговорам. За глаза сотрудники ЦК называли его «Бафометом». Особенно после того, как по рекомендации американцев, он донес в Политбюро о готовящемся заговоре по смещению Брежнева «младотурками» - бывшими «аджубеевцами». В мемуарах Яковлев так описывает те события: «Я был тоже в списке людей, которых «молодежная группа» якобы собиралась использовать в будущем руководстве. В каком качестве, не ведаю. Об этом мне сказал, сославшись на Микояна, первый заместитель председателя Гостелерадио Энвер Мамедов» (см. «Омут памяти, М.: Вагриус, 2000, 604 с.). Яковлев сообщает, что заговорщиками были А.Н. Шелепин (член Политбюро, ранее председатель КГБ), В.И. Степаков (зав. отделом пропаганды ЦК), Н.Н. Месяцев (председатель Гостелерадио). Если свести все разговоры воедино, планировалось провести реорганизацию руководства партии и страны: А.Н. Шелепин – генсек, А.Н. Косыгин – предсовмина, Н.Г. Егорычев – его первый заместитель, Степаков – секретарь ЦК по идеологии, Н.Н. Месяцев – председатель КГБ. Брежнев быстро раскидал заговорщиков. Благодаря предательству Яковлев уцелел. Но вскоре ввязался в драку с «русофобами», по его определениям, «антисемитами», «охотнорядцами», русскими фашистами т.п. Организовал выступление в журнале «Новый мир» (№ 3, 1969) В.Дементьева со статьей «О традициях и народности», в которой подвергнута сомнению понятие любовь к родной земле. Подобным же образом Вл. Воронов в статье «Заклинание духов» («Юность», № 2, 1969), благословленный Яковлевым, с непозволительной иронией отзывался о самой сути понятия духовной жизни народа. Они выступали против идей и понятий, поднимаемых А.Байгушевым «Силуэт идеологического противника» в журнале «Молодая гвардия» (1970, №3), «Воткнутые деревья» в журнале «Москва» (1970, №9), М. Лобановым и В. Чалмаевым «Просвещенное мещанство» и «Неизбежность» в журнале «Молодая гвардия» (№№ 8-9, 1969), С. Семановым «О ценностях относительных и вечных».

Стул под Яковлевым зашатался и все мечты о занятии кресла зав. отдела пропаганды улетучились. Он пошел ва-банк и раскрылся полностью. 15 ноября 1972 года опубликовал в «Литературной газете» обширную статью «Против историзма». Позже в мемуарах он писал, что статья была выдержана в стиле марксистской фразеологии, изобиловала ссылками на Маркса и Ленина и подчинялась лишь одной идее предупредить общество о нарастающей опасности великодержавного шовинизма, местного национализма и антисемитизма. В статье он пересказывал теорию конвергенции Вернера Зомбарта и А.Д. Сахарова. На Яковлева ополчились писатели с М. Шолоховым во главе и партийные секретари Шелест и Рашидов. Брежнев вслух ругался: «Этот м-к хочет меня поссорить с интеллигенцией!» Секретарь ЦК П.Н. Демичев порекомендовал уходить послом, Яковлев попросился в Канаду. Брежнев согласился: «Надо его скорее убирать, загнать за Можай. Хочет в Канаду? А пускай и под неусыпный контроль».

КАДРИЛЬ ИЗБРАННЫХ

С приходом в Москву, в Политбюро М.С. Горбачев по поручению американцев съездил в Канаду, встретился с Яковлевым и настоял на его возвращении в Москву. Они вместе совершили вояж в Лондон, получили благословение на подрыв социализма у Маргарет Тетчер. Яковлев был избран в ЦК и Политбюро. По заданию ЦРУ возглавил компанию по разрушению СССР и КПСС. Вначале при помощи геббельсовской фотографической фальшивки – немецкой копии (подлинника-то не было!) секретного приложения к т.н. Пакту Риббентропа – Молотова. Затем признанием такой же, придуманной геббельсовскими службами, фальсификации катынской трагедии. Возглавил идеологический удар авторитетом Ленина по Сталину и практике социалистического строительства в СССР (хотя за счет созданного ею пока что и живем). Чтобы оправдать свою измену и подвести базу под подрывную работу против СССР много внимания в своих мемуарах отвел приведению цитат, вырванных из текста и оторванных от времени и конкретных событий в переписке и сочинениях В.И. Ленина и И.В. Сталина. Все идеологические силы страны направил на бесконечное пережевывание репрессий и требования покаяться за победу над враждебными социализму силами и гитлеризмом. Превозносил роль Великой Французской буржуазной революции, обойдя стороной ее классовую борьбу и гражданскую войну во Франции, захватнические наполеоновские войны и грабежи всех соседей, включая Россию. Подобрал, руководил и прикрывал деятельность В.В. Быкова, З.С. Позняка, братьев Луцкевичей в провокации с «Куропатами», а также помогал создавать Белорусский Народный Фронт, Мартиролог Беларуси и т.п. масонские Пен-клубы.

Обнародование материалов М.Лобанова, В.Чалмаева, А.Байгушева, С.Семанова и некоторых других в литературных журналах обнажили не только подлинное лицо Яковлева, но и несостоятельность КГБ, руководимого Ю.В. Андроповым, подорвало авторитет последнего. Перед Андроповым замаячила перспектива позорной отставки. После отхода от шока, Андропов в 1971 году срочно предпринял меры по укреплению контрразведки в разведке путем создания на базе отдела «К» одноименного управления «К». Заместителем начальника которого назначил преданного лично себе генерала Калугина Олега Даниловича, который в это время уже был выведен из внешней разведки за штат в связи с сигналами о его связи со спецслужбами США и ожидал назначения в территориальный орган КГБ. «Оба «агента американского влияния (выражаюсь формулировкой в их адрес председателя КГБ Крючкова) – и Яковлев, и Калугин – стажировались в одно время в Америке, в Колумбийском университете, поставляющем спецкадры для всего мира.

Именно сомнительному Калугину Андропов собственноручно вручил полную информацию о КГБ. А потом уже после смерти Андропова разразился вдруг скандал, вплоть до лишения Калугина генеральских погон и увольнения из КГБ… Но только в июне 2003 года Мосгорсуд заочно приговорил Калугина к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима по статье «государственная измена» (А.Байгушев. «Партийная разведка», М. «Агоритм», 2007 с.93). Первый заместитель председателя КГБ СССР генерал армии Бобков Ф.Д., оправдываясь и отводя от себя вину позднее написал: «Опоздали с разоблачением Яковлева не мы. Это наш председатель (оказавшийся, между прочим, во главе КГБ, благодаря Горбачеву) проявил нерешительность, попытавшись уладить все кулуарным способом, вместо того, чтобы задолго до августа 1991 года обнародовать материалы разведки, предупреждающие общество о подготовке Соединенными Штатами развала СССР через группировку Яковлева». (См. https://www.kp.by/daily/26656/367031). Свой локоть укусить, действительно, трудно, да и не хочется.

А вот американские генералы не прятались за спину своих начальников, проявляли инициативу потому и был результат. За два дня до смерти Ельцина, зная о скорой его кончине, в Москву попрощаться со своим агентом, замедлившим ход мировой истории в движении человечества к социализму, прилетел Министр обороны США Роберт Гейтс. В прежней администрации он занимал должность Директора ЦРУ и в 1992 году возле мавзолея В.И. Ленина принимал «парад победы ЦРУ над СССР». Все дни траура он неотлучно стоял у гроба агента. К нему подсоединились бывшие Президенты США Клинтон и Буш (старший). Последний, занимавший до этого пост директора ЦРУ, в 1992 году на встрече с ветеранами ЦРУ поздравил их с победой ЦРУ над СССР. О «параде победы» Гейтса на Красной Площади в 1992 году снят фильм, который показан во всех странах Запада. Роберт Гейтс в нем говорит: «Здесь, у Мавзолея, на Красной Площади в Москве я принимаю в одиночестве парад Победы ЦРУ над СССР. А по площади идут мимо меня тысячи и тысячи наших агентов. Среди них известнейшие в России люди, политики и партийные работники, ученые и писатели, журналисты и художники, артисты и руководители промышленности, военные и генералы спецслужб. Вот от них отрывается самый узнаваемый в России и мире человек с красным флагом СССР в руках и бросает флаг под мои ноги.

Правильно узнали - это М.С. Горбачев. Это действительно Горбачев, бросивший флаг СССР под ноги американца. Для понимания, ЦРУ США политическая, агентурная разведка, которая занимается, в основном, вербовкой и работой с агентурой. Через агентуру осуществляет операции по подрыву существующего социально-политического строя в других государствах. О принадлежности Б.Н. Ельцина к агентурному аппарату ЦРУ убеждает вся его и его последователей деятельность: получение вознаграждений в виде гонораров, насаждение в каждое министерство официальных офицеров ЦРУ США, разрушение промышленности, сельского хозяйства, науки, образования, здравоохранения, нанесение ущерба большего чем гитлеровское, наполеоновское и мамаево нашествия вместе взятые, передача стратегических отраслей экономики политическим противникам. Отталкивание от России естественных союзников: Беларуси, Украины, Казахстана, Молдовы, всех союзных республик единого СССР.

Вспоминается, в этой связи, как начальник 5 управления КГБ СССР, генерал Бобков в 80-е годы выступал перед оперативным составом Советского Союза, с горящими глазами от ненависти и решительным лицом бичевал сионистов, их подрывную работу против СССР. Казалось, увидь Бобков в это время на площади Дзержинского сиониста, то прямо выпрыгнул бы с пятого этажа на площадь и лишил беднягу жизни голыми руками прямо на глазах у железного Феликса. Но уже с перестройкой ошарашил тот же оперативный состав, оказавшись на службе у главного сиониста России Гусинского, во главе службы безопасности «Моста-банка», с окладом 10 тысяч долларов США в месяц. Продал за доллары честь и совесть. Не остановило его и то, что расшифровал таким образом Гусинского, как агента КГБ, находившегося у него лично на связи перед этим. Это несмываемый позор для любого агентуриста госбезопасности.

В газете «Новое русское слово», издающейся в США, в 1959 году напечатана фотография Калугина и Яковлева в компании с двумя сотрудниками ЦРУ, которые их завербовали и проводили воспитание, обучение, закрепление сотрудничества. А самое страшное в том, что из всех территориальных органов КГБ в обязательном порядке в управление «К» ПГУ, в руки Калугина приходили шифровки о выезде каждого агента КГБ за рубеж с расшифровкой его псевдонима, фамилии, имени и отчества, а также способа связи за границей. Таким образом агент ЦРУ Калугин О.Д. имел возможность составить для ЦРУ список всех выездных за рубеж агентов КГБ СССР. Большинство из них были носителями секретов и работали по перспективнейшим научным, в первую очередь, оборонным проблемам. Если к такому агенту подходили за границей в соответствии со способом связи, отработанным с ним на родине перед отъездом оперативным работником, то агент считал, что он встречается с представителем КГБ, задание которого исполняет в интересах СССР. Трудно подсчитать ущерб, но становится ясным, почему было много провалов и измен в период руководства КГБ Андроповым. А. Байгушев делает в своей книге на странице 96 обобщающий объективный вывод: «Выходит сам Андропов своими руками практически сдал КГБ противнику».

Калугин выдал американцам в 1984 году успешного чехословацкого разведчика Кёхера. Его ФБР разоблачило и посадило в тюрьму США. А при заманивании в СССР перевербованного в Вашингтоне агента «Ларка» (Артамонова Николая) и его нелегальном вывозе из Вены в Чехословакию, закончившегося убийством (по версии Калугина, по неосторожности из-за передозировки анестезирующим средством). А фактически предумышленного убийства Калугиным двойного агента, который мог раскрыть причастность его самого к агентурному аппарату ЦРУ. Но сколько веревочке не виться… В конце 1979 – начале 1980 года агент Калугина «Кук» был разоблачен как подстава американских спецслужб, сбежал в США Аркадий Шевченко, заместитель генерального секретаря ООН, хотя резидент КГБ Дроздов своевременно, документально предупредил об этом Калугина.

Предательство Калугиным продолжается и сегодня. Он получает в США генеральскую пенсию за верную службу ЦРУ. Подобным же образом пенсию за предательство от английской разведки получает агент МИ-6, живущий в информационном пространстве в последние годы бывший полковник военной разведки РФ Скрипаль. Зафиксировано, что за каждую встречу в Испании агент МИ-6 Скрипаль (проводилось по 2-3 встречи в неделю) и передачу информации, он получал наличными по 5 тысяч фунтов стерлингов от спецслужб Англии. О сумме денежного содержания пенсионера Скрипаля в прессе не сообщается. Но отмечено однозначно, что ущерб обороноспособности России он нанес не меньший, чем предатель Пеньковский.

КАДРОВЫЙ ХОРОВОД БАФОМЕТА

Пенсия от спецслужб США назначена сегодня и гражданину США Позняку Зенону Станиславовичу. По утверждениям его сторонников она составляет 100 тысяч долларов в год. Если это так, то она равна годовому окладу начальника отдела ЦРУ. Высоко оценены заслуги Позняка перед спецслужбами США!. За какую такую «деятельность» столь щедрое содержание? Ведь Позняк не генерал и даже не полковник спецслужб, да и в армии не служил вообще. Не занимал он высоких должностей и по гражданской работе.

Захудалый фотограф, якобы археолог, кандидат искусствоведения без должности и кафедры. Без допуска к секретам и технологиям. Но, если - по существу… Позняк встречался на холме за древней Зеленый Луг в январе 1994 года с Президентом США Биллом Клинтоном. Не каждого смертного допускают к первому лицу этой страны один на один без доверия и проверки. Значит прошел проверку до этого в течение нескольких лет и закрепил её подпиской на верность.

Билл Клинтон не сыграл для Позняка на саксофоне увертюру из «Золотой долины», но подарил ему час времени для беседы и невзрачную скамейку, которая установлена на этом холме в качестве почетного сувенира. Это и есть главная заслуга З.Позняка? Конечно же нет. Заслуга его в том, что на голом месте сочинил трагедию «Купропаты» и сумел переложить преступления гитлеровцев и их прислужников на белорусский народ и НКВД СССР. Но ведь гитлеровцы убили его отца и не может он их защищать по определению. Но, по мнению Зенона, на войну-то его отца погнали не немцы, а советы. Вчитайтесь в то, что пишет в викицитатнике Позняк З.С. вопреки общеизвестным фактам о лишении жизни в годы оккупации гитлеровцами каждого третьего жителя Белоруссии: «С 1941 по 1944 годы Центральная Белоруссия (на которой действовала немецкая гражданская администрация во главе с В.Кубе) пережила мощный национальный подъем» (см. https://ru. wikiguote.org/wik и Зенон Станиславович Позняк). Там же Позняк утверждает о геноциде московского войска на белорусских землях. Россия, по его утверждениям, поставила задачу уничтожить население дочиста. А главная методология большевизма была одна – террор.

Подобные измышления господствуют во всех материализованных мыслях Позняка на его сайте в интернете. Потому провокация Позняка с «Куропатами» стала для него желанной. Она совпала с планами США и явилась хорошим подспорьем для разрушения СССР. Американцы за счет этого получили безвозмездно триллионы долларов за дармовое сырьё из СССР, его научные разработки, технологии, носителей секретов, внесла смятение в души советских людей. Нанесла зубодробительный удар реальному социализму и носителям его идей. Она продолжает давать ядовитые всходы и дарить горькие плоды капиталистической реставрации всем соотечественникам.

Все мы ежедневно ощущаем этот подарок Позняка, соизмеримый с преступлением его единомышленников братьев Юрия и Леонида Луцкевичей, во время Великой Отечественной войны добровольно перешедших на службу в гитлеровские карательные и разведывательные органы. Их злодеяния Позняк переложил на советскую власть. На наших отцов и дедов, которые сокрушили гитлеровский фашизм, восстановили страну, первыми прорвались в космос и к звездам.

На следствии по фактам предательства Родине и добровольном участии в гитлеровских карательных и разведывательных органах, на вопрос следователя адресованному братьям Луцкевичам, не боялись ли они, что гитлеровцы их расстреляют только за то, что их мать была еврейкой по национальности и, таким образом, они, как евреи подлежали ликвидации. Леонид пояснял, что их родной дядя Ваксер Борис Ильич, родной брат матери, еврей по национальности, был майором гитлеровских спецслужб и возглавлял в Вильнюсе сыск, выявлял и передавал гестапо для уничтожения лиц, настроенных враждебно к фашистскому режиму. Выискивал и обезвреживал среди коренного населения врагов рейха. Он братьям пояснил, что с гитлеровцами все согласовал, бояться ничего не нужно из-за национальности, а необходимо верно и усердно служить Гитлеру во имя победы Великой Германии. Братья поступили на службу в подразделение дяди, получили документы, обмундирование, довольствие и оружие. Затем вступили в Белорусскую краевую оборону, переехали в Минск. Леонид стал офицером-пропагандистом, а Юрий – бойцом. В последующем оба завербовались на учебу в Дальвитскую разведывательную школу, в которой гитлеровцы готовили их для работы в оккупационной администрации западных стран, которые объединенным фронтом после поражения Гитлера выступят в военный поход против СССР. Так им гитлеровцы объясняли во время учебы. Речь, конечно, идет об операции «Немыслимое», идею которой задумал и вынашивал Черчилль.

Однако, чтобы перейти к осуществлению провокации под кодовым названием «Куропаты», по рассуждениям аналитиков ЦРУ, одного Позняка было маловато. Возникла необходимость провести реформирование руководства БССР, которое было, по мнению американцев, «реакционным» и твердо следовало курсом укрепления позиций социализма. Агенту ЦРУ США Яковлеву А.Н. и его резидентуре была поставлена задача разработать и осуществить мероприятия по реформированию и замене руководства КПБ. Первоначально встала необходимость избавиться от первого секретаря ЦК КПБ Слюнькова Николая Никитича и второго секретаря ЦК КПБ Бартошевича Геннадия Георгиевича. Оба были заслуженными и авторитетными в КПСС руководящими партийными работниками, опытными хозяйственниками и политическими бойцами с твердыми коммунистическими убеждениями. Нужно было обоих заменить.

Яковлев вспомнил Соколова Ефрема Евсеевича, первого секретаря Брестского обкома. О нем, как поведал Игрунов Николай Стефанович (заместитель заведующего отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС 1974-1987гг.; второй секретарь ЦК КПБ 1987-1990 гг.; главный редактор журнала ЦК КПСС «Партийная жизнь» 1990-1991 гг.) в книге воспоминаний «И после нас зеленая трава…» (Белгород, 2006): в аппарате ЦК КПСС ходила молва, связанная с тем, что Соколов, как 1-й секретарь Брестского обкома КПБ занялся вопросом, связанным с Польшей. Его вызвал по этому поводу к себе Суслов и повел разговор весьма своеобразно. Не подал руку, не предложил присесть, жестко одернул его: «Не лезьте не в свое дело. Езжайте домой и занимайтесь своей картоплей». Игрунов далее рассказывает, как перед Пленумом ЦК КПСС Слюньков зашел к нему, как заместителю заведующего отделом ЦК КПСС по организационно-партийной работе, в кабинет для обсуждения текущих дел. В это время позвонили из приемной Горбачева и пригласили Слюнькова на прием к Горбачеву. Вышел от Горбачева Слюньков совсем другим человеком. Совершенно другие заботы переполняли его голову. Ему предложили перейти на работу в Политбюро ЦК КПСС. Убирали путем повышения в должности с переездом в Москву, отказаться от которой не было принято. Так вопрос с Н.Н. Слюньковым был решен. Горбачев же рекомендовал Соколова Е.Е. на должность 1-го секретаря ЦК КПБ. А Бартошевича Г.Г. направили послом в КНДР. Климат КНДР убил гипертоника Бартошевича. Игрунов Н.С. занял в октябре 1987 года пост 2-го секретаря ЦК КПБ.

Из воспоминаний Игрунова следует, что он и провел необходимые мероприятия по «демократизации» республики. Постоянно опирался в работе и защищал председателя гостелерадио Белоруссии, поэта Г.Н. Буравкина (2008-2014 годы являлся главой наблюдательного совета финансируемого правительством Польши спутникового телеканала БелСат) в его стремлении пробуждать национальные чувства белорусов. Поддерживал подобные же чувства и деятельность поэтов Нила Гилевича и Пимена Панченко. Сблизился с писателем и масоном Василием Быковым в его стремлении к «демократическим» преобразованиям Беларуси на западный лад. Начал опираться на В.Г. Вечерко (заместитель председателя Партии БНФ с 1999 по 2007 гг.) и похожих на него национально озабоченных партийных работников.
Сблизился с группой художников, находящихся под влиянием Марочкина, Купавы, братьев Басалыг, Лиса и им подобных «белорусов». Способствовал вступлению В.Быкова и А.Адамовича в межрегиональную депутатскую группу. Поддержал В.Быкова в организации пен-клуба в Белоруссии. По подсказке Яковлева активизировал мероприятия по укреплению и развитию дружеского контакта с В.Быковым. Неожиданно для Игрунова с Быковым у них установилось полное взаимопонимание. Быков без подсказки затронул политические темы, высказал нескрываемую вражду ко всему советскому, а одно только имя Сталина и упоминание коммунистов приводило этого «героя соцтруда» в нескрываемую ярость. Запад для него был лучезарной и желанной звездой. Они быстро нашли взаимопонимание в вопросе необходимости разоблачения практики социалистического строительства, особенно в раскрытии и придумывании «звериного» облика НКВД, развязанного некоторыми их представителями беззакония против населения и необоснованных репрессий.

При этом Быков заявил, что у него среди близких знакомых есть единомышленники, готовые активно включиться в акции, по разоблачению преступлений советской власти. А одного из них, кандидата искусствоведения и «археолога», он считает совестью и героем нации. Это Позняк Зенон Станиславович. За Беларусь он готов положить свою голову. И самое странное, если изучить его корни, по отцу он поляк, а по матери – еврей. А в сумме, по его заявлениям, самый искренний белорус, самый ярый русофоб и враг России. Его не нужно подгонять и агитировать, а нужно только направлять и сдерживать, защищать от нападок недругов. А их у Позняка очень много в силу крайнего эгоизма, категоричности, невыдержанности и неуживчивости. Вскоре после переезда в Минск в декабре 1987 года Игрунову пришлось близко познакомиться с материалами, представленными КГБ БССР: «Отчетом о проведении собрания молодежного неформального общественного объединения «Талака».
Он внимательно, несколько раз прослушал аудиозапись выступления Позняка на совместном с комсомольцами собрании «Талаки» в пионерлагере «Полочанка», который расположен в лесу в 5-6 километрах за Раковом по гродненскому шоссе. Игрунову он показался упертым в своей заскорузлости в политических вопросах при застывшем кругозоре 8-летнего местечкового подростка. Позняк в выступлении обосновывал необходимость перехода исключительно на белорусский язык в быту, в обучении и воспитании, подтверждая это выводами доклада Троцкого о борьбе с бюрократизмом, переведенным на белорусский язык. Доклад Троцкого был дополнен названием употребляемого в Беларуси только в быту языка «трасянкой», т.е. смешанным русско-белорусским разговорным языком. Что, по его выводу, в конечном итоге способствует национальной неполноценности всего общества. Этот вывод породил вопрос из зала: «А как так получилось, что Пушкин, Мицкевич, Лермонтов, воспитывавшиеся и обучавшиеся на нескольких языках одновременно, отлично владевшие и даже писавшие произведения на русском и европейских языках, стали признанными гениями человечества?», - вогнал Позняка в ступор и тупик. Он бросил себе под ноги листки с другими вопросами и буквально позорно бежал со сцены.

Игрунов сразу же отметил невыдержанность Позняка и необходимость воспитания и укрепления его психики. Чему в последующем уделил много внимания и добился большого успеха в этом. Одновременно сделал вывод, что на Быкова В.В. и его группу положиться можно, во всяком случае принять за основу и отшлифовать в последующем до нужного класса индивидуально каждого. К тому же на Позняка были получены основательные компрометирующие материалы, позволяющие в любой момент привлечь его к уголовной ответственности на солидный срок. Как «археолог» Позняк в Заславле вел раскопки, нашел и присвоил ценные артефакты, что задокументировала милиция. Было подготовлено к возбуждению уголовное дело. Теперь он наш и никуда не денется, решил Игрунов, а пока поможем уйти от ответственности. Но нужно, чтобы он запросил помощь. В.Быков рекомендовал Позняку обратиться к Яковлеву через Игрунова за помощью. Яковлев нажал на Соколова: «Не трогать народного героя Позняка!», а Соколов, скрипя зубами от нежелания, потребовал от МВД приостановить до особого распоряжения возбуждение уголовного дела в отношении З.Позняка.

Соколов Е.Е., по воспоминаниям Игрунова, считал Позняка и его группу «швалью» и по другому их не называл. После этого З.Позняк попал в полную зависимость от Игрунова, который справедливо считал, что теперь можно было вить из него веревки. Не подозревал он только, что Позняк уже много лет привлечен через братьев Луцкевичей к сотрудничеству с ЦРУ США. Подтверждением чего является назначение Позняку в США этим Управлением пожизненной пенсии и предоставление гражданства Америки в последующем.

ВАЛЬС ПЕНСИОНЕРОВ ОТ ШПИОНАЖА

В.В. Быков вместе с З.С. Позняком отработали сценарий дальнейших действий.

НКВД хорошо запрятал места захоронений лиц, в отношении которых исполнялись приговоры о высшей мере социальной защиты. Да и кладбищ они не устраивали, хоронили практически голыми, завернутыми, в лучшем случае, в холст с одной только биркой на ноге с номером уголовного дела. Идентификацию найденного трупа произвести было невозможно. Да и жертв политических репрессий в республике, которых приговорили к высшей мере наказания и привели приговор в исполнение с 1920-х по средину 1950-х годов, как выяснил Игрунов у председателя КГБ БССР Балуева и прокурора Тарнавского, было 25 тысяч 064 человека. В их число входили и каратели из числа немцев и местных предателей-полицаев времен войны. А в Минске казнено за это время 1 тысяча 061 человек. Эта цифра не впечатляла.

Посоветовавшись, заговорщики решили исполнить заказ Яковлева путем отыскания под Минском многочисленных мест захоронений жертв гитлеровского геноцида, которые выдать за репрессированных НКВД. Такой подход Яковлев поддержал и одобрил. При этом рекомендовал в первую очередь и в основном отыскать захоронения евреев из Германии и стран Европы, чтобы уменьшить вероятность нахождения местных родственников. Этому способствовало и то, что гитлеровцы при захоронениях строго соблюдали требования расовой теории и не смешивали немецких евреев с местными евреями, считая их представителями разных рас, а также с людьми других национальностей.

К проведению операции заговорщики вынужденно подключили братьев Луцкевичей. Оба служили в годы войны в Минске в фашистской Белорусской Краевой Обороне (БКО) и хорошо знали места гитлеровских массовых расстрелов в 1941-1942 годах советских и европейских евреев. При выборе места остановились на холме в районе совхоза Зеленый Луг, где, по данным Национального архива Беларуси, начало расстрелам 15 августа 1941 года положил рейхсминистр, шеф СС Генрих Луйтпольд Гиммлер (см. НА РБ, ф. 1400, оп. 3, дело 910, л. 120-121; 218-219). Место обособленное и мало известное. Братья Луцкевичи к тому же поддерживали нелегальные контакты с Германией и могли уточнить у связей из спецслужб ФРГ необходимую информацию. Они, как выяснилось, смогли получить данные и на негласных пособников гитлеровцев, которые во время войны жили в окрестных деревнях и могли подтвердить версию о довоенных расстрелах НКВД, осужденных на расстрел репрессированных, указав на район совхоза Зеленый Луг. Оставалось установить контакты по паролю и договориться по существу. Что в последующем братья успешно и сделали.

Опыт в конспиративной связи с агентурой они приобрели в Дальвитской разведшколе гитлеровцев. Все к проведению «операции» было готово. И грянула статья «Курапаты – дарога смерцi» в газете «Лiтаратура i мастацтва». Операция началась…

Таким образом Игрунов Н.С. прибыл в Минск с главной, специальной миссией возглавить все мероприятия по «Куропатам» и провести ее через В.Быкова. Последний составил сценарий, привлек Позняка и братьев Луцкевичей. Вместе выбрали под Минском подходящие захоронения, ликвидированных гитлеровцами узников гетто, в первую очередь привезенных из Германии, других стран Западной Европы. Помог скорректировать прокладку газопровода прямо по центру захоронений, чтобы «случайно» обнаружить могилы и останки людей с признаками насильственной смерти. Помог подготовить и способствовал публикации в газете «Лiтаратура i мастацтва» статьи З.Позняка «Курапаты – дарога смерцi». Содержание статьи согласовал с Яковлевым, получил одобрение и поддержку Горбачева. Наблюдал с удовольствием как статья буквально взорвала, привела в шок и расколола белорусское общество.

Держал под контролем деятельность следственной бригады прокуратуры Беларуси, направляя ее по пути полного подтверждения выводов Позняка, подгоняемыми под них материалами эксгумации. Хотя объективно материалы эксгумации опровергали все утверждения Позняка, наличием в могилах большого количества вещей иностранного происхождения, холодного оружия, драгоценностей, денег, в том числе оккупационных бумажных и монет, режущих и колющих предметов, ремней, шнурков, патронов, возрастом деревьев на могилах, показаниями подлинных свидетелей гитлеровского геноцида в районе совхоза Зеленый Луга во время войны и т.п. На это вскоре указали нежданно образовавшаяся Общественная комиссия (возглавляемая беспартийным Корзуном Валентином Павловичем, кандидатом геолого-минералогических наук) и 12 из 23 членов Правительственной комиссии во главе с Осиповой Марией Борисовной, Героем Советского Союза, возглавлявшей Минское партийное подполье в годы оккупации Минска.

Игрунов фактически взял под контроль деятельность прокурора БССР Тарнавского Г.С. и председателя КГБ БССР Балуева В.Г. по вопросам репрессий. Настоял, чтобы они не допускали никого к подлинной информации и документам из архивов КГБ. Поскольку документы архивов могли поставить под сомнение и полностью опровергнуть версию Позняка одним только количеством приговоренных к высшей мере судебными и внесудебными органами до войны в Минске и числом обнаруженных останков, расстрелянных в могилах на холме совхоза Зеленый Луг. В 1989 году убедил Соколова Е.Е. авторитетом Горбачева и Яковлева установить памятный знак в виде обработанной гранитной плиты розового цвета с нейтральными датами «1937–1941», чтобы, дескать, опередить таким образом БНФ. А фактически подтвердить версию, озвученную Позняком. Яковлев высказал Игрунову благодарность за хорошую организацию порученного дела. Для его поддержки командировал в Минск других членов Политбюро и Секретарей ЦК КПСС. Игрунов, в частности отметил в мемуарах, как некто Г. Милованов, председатель Республиканского Совета ветеранов, подверг знаменитого писателя (В.Быкова) бесцеремонной, уничтожающей критике. Аудитория, состоящая из партхозактива, зааплодировала.

Писатель-фронтовик Бушин Владимир Сергеевич в газете «Завтра» в январе 2000 года описал, как встречал Рождество в Кремле по приглашению Путина, исполняющего в ту пору обязанности Президента России, по его именному приглашению. Он увидел в зале многих представителей московского бомонда. «А это кто - в кирзовых сапогах и при бабочке? Никак подзабытый писатель Василь Быков? Каким ветром занесло из Финляндии, куда он сбежал от ужасной жизни в родной Беларуси, словно какой-нибудь Собчак в Париж? А впрочем, как не сбежать, если сограждане пропускают мимо ушей то, - пишет Бушин, - «что исходит от современного апостола Беларуси, от Зенона Позняка». Оный Зенон, как известно, тоже сбежал, но на другой конец света – в США. Поди вместе с Евтушенко едят там апельсины бочками, но скоро, ей-ей, будут лишь нюхать кожуру, или откроют тараканьи бега, или начнут мастерить тряпичных петрушек в образе Ельцина и Шушкевича и ходить с ними по базарам, выкрикивая по примеру булгаковского славного генерала Черноты: Не рвется, не ломается, а только кувыркается!

Так Быков это или нет? – спрашивает сам у себя Бушин. И продолжает: Уж больно ликом страшен, словно вся злоба и желчь вылезли наружу. И нос как морковка сделался. С чего бы уж нос-то? Вполне возможно, что Быков и есть. Он недавно прикатил в Москву, и в Большом театре в присутствии самого Бориса Николаевича сама Зоя Борисовна Богуславская, автор знаменитой трагедии «Контакт» и эпопеи «Транзитом», а ныне говорящая жена самого Андрея Вознесенского, вручила ему Девятого января, в Кровавое воскресенье, премию «Триумф». Это, как пишет газета «Культура», одна из самых таинственных премий». Выдвижение кандидатов на премию происходило в тайне, без публичного обсуждения, в обстановке строгой секретности, и даже стенограммы и протоколы заседаний не ведутся. «Уж со Сталинскими-то премиями во времена ужасного культа ужасной личности все было наоборот. Публиковались имена кандидатов и тех, - уточняет Бушин, - кто выдвинут, и шло долгое обсуждение в газетах, журналах, на радио, и знали мы наперечет членов комитета по именам… Здесь сама собой напрашивается такая перпендикулярная параллель: процессы 30-х годов, которые проходили открыто, публично, в присутствии представителей советской и зарубежной прессы – и тайная под ковёрная работа яковлевской Комиссии по реабилитации». Далее Бушин представляет, что подходит к Быкову и спрашивает его, как писатель писателя и ветеран Великой Отечественной войны такого же ветерана: «триумфатор, читал я, что всех русских, живущих в Беларуси, вы объявили «пятой колонной»; говорили мне, что вы еще и против союза с Россией. Что ж, тогда поцелуйтесь с Явлинским и Кириенко. Последний грозил даже в суд подать на свою родину, если этот союз состоится… А про себя скажу: в 43-44-м годах я всю Беларусь протопал наискосок от Наровли до Гродно со своей Пятидесятой армией, потерял при этом и уложил на вечный сон в белорусской земле немало сверстников и друзей, в большинстве своем русских. Вы не забыли, триумфатор, зачислить их в «пятую колонну»? А в Минске давно живут со своими семьями две мои сестры. Тоже «колонна номер пять»? Да вы сами-то, триумфатор, случаем не из «палаты номер шесть»?» Подытожил разговор Владимир Сергеевич Бушин и высказал таким образом свое мнение о Василии Владимировиче Быкове, как политическом деятеле и человеке.

В. Быков в своих произведениях исповедует буржуазную философскую теорию экзистенциализма, яркими представителями которых являются Кьеркегор, Ясперс, Сартр и другие философы и мыслители современного Запада. Потому он и известен и превозносим в буржуазном мире. Человек мыслится экзистенциалистами как строящий сам себя проект. Свобода рассматривается ими, как выбор личностью одной из бесчисленного количества возможностей, особенно оказавшись в пограничной ситуации, например, перед лицом смерти, а в конечном счете – это свобода личности от общества. Как правило, В.Быков в своих произведениях помещает героя в пограничное со смертью состояние и исследует его выбор, его свободу. За месяц до смерти, которая наступила 22 июня 2003 года, В.Быков вернулся домой, в Белоруссию и лег в больницу в Боровлянах на обследование. Главный врач в показанном 19 июня 2019 года по российской программе «Культура» документальном фильме «Острова» рассказывал, что В.Быков после обследования лег в больницу в ней и нашел вечный покой. Он отметил, что Быков твердо заявил, что больше никуда не поедет, будет в Белоруссии и никаких заграниц. При обследовании выяснилось, что печени у Быкова уже не осталось.

В фильме воспроизведена встреча Быкова с поэтом Некляевым, который был предпоследним из посетителей. В разговоре Быков говорил Некляеву, как самому близкому человеку по политическим взглядам, что знает о скором конце. Оказался он в той самой пограничной зоне, перед лицом смерти и высказал вполне марксистскую точку зрения на свободу, как познанную необходимость. Отказался от идей субъективного идеализма, экзистенциализма. И далее много раз повторил, что объективное, от воли и желания не зависящее, неотвратимое наступает. Просил не устраивать пышных проводов, должно быть все организовано очень скромно, без всяких излишеств. Так закончилось физическое, земное бытие талантливого злодея, организовавшего провокацию против народа в угоду чужой злой воле врагов своей страны.

Руководители олигархической России в благодарность за свалившиеся в их карманы огромные капиталы от разрушения СССР, увековечили В. Быкова, присвоив в 2018 году его имя фрегату Черноморского Флота. Невольно вспоминается известное стихотворение великого пролетарского поэта В.В. Маяковского «Товарищу Нетте, пароходу и человеку»: «и покажет коммунизма естество и плоть».

Что написал бы Маяковский на смерть В. Быкова? Осмелюсь предположить, что были бы убойные, как острые гвозди по Маяковскому слова презрения и не менее того! Нам с вами, Василий Владимирович, предателем своей семьи, народа своего, организатора и исполнителя шпионских плясок, не по пути.

Единокровный наш, Великий поэт, в том же стихотворении дал вам отповедь от всех нас:

«В наших жилах –
кровь, а не водица.
Мы идем
сквозь револьверный лай, ...»

До самой полной Победы – Народовластия! Справедливости! Социализма!

Лепешко Емельян Николаевич,
подполковник КГБ СССР в отставке

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.