О кадровой политике

Тема работы с руководящими кадрами была рассмотрена на республиканском совещании у Президента Беларуси. Разговор концентрировался вокруг злободневных, наиболее актуальных проблем в этой области – как сегодня заполнять вакансии на руководящих должностях государственной службы (пустующие по 6-12 месяцев) достойными этого людьми. Но эта тема неизбежно выводит нас на размышления и о завтрашнем дне нашей кадровой политики и госслужбы – о том, что надо предпринять уже сегодня, для того чтобы завтра у нас был необходимый потенциал в этой сфере.

О привлекательности работы чиновника для руководителя предприятия – будь то государственного или частного – компетентно рассуждать не берусь. Для этого надо хоть сколько-нибудь проработать в такой должности. А вот о привлекательности госслужбы для одаренных молодых людей из опыта работы есть что сказать.

Проблема упирается не только в размер зарплаты, социальные гарантии или недостатки идеологической работы с подрастающим поколением.

Но и в организацию госслужбы и ее организационную культуру в нашей стране.

Госслужбе у нас не хватает, на мой взгляд, внутренней дифференциации и профессионализации.

У нас часто рассматривают госслужащего как универсального солдата, который должен быть готов пройти путь от рядового до маршала, показывая на любом участке службы высокую эффективность.

Но на практике в работе любого госоргана всегда можно выделить блок организационной работы, экспертно-аналитический блок и блок идеологии и связей с общественностью.
И для каждого из этих блоков, по логике, нужны люди с разными склонностями и способностями.

Но в деятельности наших госорганов, зачастую, наблюдается смешение функций. Одним и тем же людям поручают обзвон и рассылку писем, сбор статистики, подготовку аналитики, публичных выступлений и интервью (а порой и прием посетителей).

В итоге и качество выполнения этих функций страдает, и подобрать толкового специалиста становится проблемой. Зачем, к примеру, молодому кандидату наук идти на госслужбу ведущим или главным специалистом, зная, что ему придется заниматься всем подряд – от размножения документов и обзвона участников какого-нибудь совещания до простаивания часами в приемной в попытке прорваться-таки к большому начальству и завизировать очередной документ.

Понятно, что госслужба работает не в вакууме, и молодой человек, ценящий самореализацию и служение Отечеству выше материальных благ, рано или поздно сталкивается с этой спецификой – и либо не приходит на госслужбу вовсе, либо быстро ее покидает.

А ведь, казалось бы, почему бы не учитывать эти факторы в организации работы госорганов? И не разделить четко функции орговиков, аналитиков и пиарщиков? Когда одни организуют внутренние и межведомственные коммуникации, вторые готовят экспертные заключения и аналитику, а третьи – готовят публичные выступления, информируют общественность о принятых решениях и участвуют в формировании общественного мнения?

Тогда понятно и где искать молодые кадры для разных блоков: кого в молодежной общественной организации, кого в университете или лаборатории, а кого – к примеру, в рекламном агентстве.

Можно было бы, например, рассмотреть вопрос о том, чтобы функцию присвоения классов госслужащим передать в ведение вневедомственных центров сертификации и сделать процедуру централизованной. Доказал соответствие более высокому классу – получил сертификат об этом.

И, конечно, прозрачность в отборе на госслужбу и карьерном росте является едва ли не основным критерием отношения одаренной молодежи к государственной службе. Не обеспечив прозрачности, мы никогда не изживем стереотипа о том, что на госслужбу имеет смысл стремиться лишь тем, у кого есть нужные связи.

И надо-то для этого не так много: например, проводить открытые конкурсы на замещение вакантных должностей и в резерв кадров, а потом публиковать на сайтах госорганов сведения обо всех претендентах и о победителях конкурса.

Конечно, привлекательность госслужбы для одаренной молодежи не является единственным или основным критерием, по которому нам стоило бы оптимизировать госслужбу. Однако, это немаловажный критерий. Иначе во весь рост встанет вопрос: из какого резервуара мы будем пополнять интеллектуальный потенциал госслужбы завтра?

Автор: 
Алексей МАЦЕВИЛО
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
5 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.