Реформирование «по-европейски». Часть 2

Педагоги, родительская общественность с тревогой наблюдает за «реформированием» нашего образования, с грустью вспоминают времена, когда тщательно выверенные учебники по 10-15 лет «работали» в школах, передавались из класса в класс, когда под учебники годами педагогического труда были созданы оптимальные методики, освоенные в совершенстве всеми учителями.

Участники 6-го Российского философского конгресса (2013 г.) признают: «Прежде всего следует провести юридическую оценку многочисленным преступлениям по подрыву образования, которые совершались и сверху и снизу. В этом принимали участие не только неприкасаемые чиновники, но и многие ректоры, деканы, завкафедрами и отдельные преподаватели». В начале «реформирования» школы им сердца и руки грели гранты Сороса, и теперь им поют осанну за их вклад в успешный прогресс. Но я сомневаюсь, что они знают о Болонской декларации, по которой с целью снижения уровня массового образования в России осуществляется его переориентация в целом с системного на мозаичное. Ныне знание превратилось в товар, смыслом реформ образования стало предоставление «образовательных услуг», а предлагаемый товар уже не знания, а информация. Получается, что мы живем в веке беспросветного невежества (по качеству (чистоте) образования как процесса организации РФ на 116-м месте среди самых «отсталых стран мира; в рейтинге грамотности ЮНЕСКО Россия скатилась с 3-го места на 27-е; по уровню грамотности школьники России занимают 43-е место из 65-ти возможных).

А как у них? Несколько лет назад по португальскому ТВ показали интервью, которые брали у студентов ведущего технического вуза (IST) Лиссабона. На вопрос: сколько будет шестью семь, одна девушка ответила: «А я не математик!» Компетенция, бывшая обязательной уже в начальной школе, ныне отсутствует даже в вузе.

Примерно с середины 80-х годов в Португалии, как и в большинстве стран Европы по примеру США, была введена в практику концепция либеральной школы, предполагающая уже с 1-го класса развитие у учащихся независимого критического и творческого мышления. В отличие от ранее действовавшей модели формальной школы, где значительное внимание уделялось памяти и запоминанию, либеральная официально не требует ничего учить наизусть. Она требует понимать, как соответствующие формулы или значения могут быть получены и какие из этого вытекают выводы. Таблицу умножения учить наизусть не требуется, поэтому знает ее лишь малое число учащихся; стихи тоже не учат, хотя в старших классах изучают поэзию Камоэнса.

Очевидно, что при наличии калькуляторов школьники способны проделать вычисления и не зная таблицы умножения. Трудность, однако, состоит в том, что, будучи не в состоянии произвести приближенные вычисления в уме, они не способны оценить правильность произведенных на калькуляторе вычислений и обнаружить ошибки, которые в противном случае были бы им совершенно очевидны. Более того, без знания основных правил арифметики (которых наизусть они не запомнили) учащиеся, вводя выражение в калькулятор, не могут даже правильно расставить скобки в простейшем арифметическом выражении.

Незнание таблицы умножения имеет и более серьезные последствия, чем неспособность обнаружить ошибки в расчетах на калькуляторе. Наша долговременная память работает по принципу ассоциативной базы данных. Если вы знаете наизусть стихотворение, то, читая вслух первую строчку, стразу вспоминаете вторую и т.д. То есть одни элементы информации при запоминании оказываются связанными с другими на основе ассоциаций, установленных в момент знакомства с ними. Поэтому, чтобы в голове образовалась база знаний в какой-либо предметной области, например в арифметике, нужно для начала выучить хоть что-то наизусть. В противном случае новая информация связывается с элементами, которые к арифметике никакого отношения не имеют, например, с личностью преподавателя, погодой на улице и т.п.

Роль недостающих ассоциаций обычно выполняют разного рода подсказки – списать у соседа, воспользоваться наводящими вопросами в самой контрольной, формулами из списка формул, которым пользоваться разрешено, и т.п. В реальной жизни, без подсказок, такой человек оказывается совершенно беспомощным. Часто возражают, что недостающую информацию сегодня можно легко найти в интернете. Однако проблемы реальной жизни, требующие мышления самого человека, могут и не иметь готовых решений. Вспомним первобытные племена Андаманских и Никобарских островов, чьи знания спасли им жизнь во время индонезийского цунами в 2004 году. Та же волна смыла целые толпы вооруженных критическим мышлением и айфонами зевак, оказавшихся не в состоянии осознать, что они находятся в реальной жизни, где второй попытки не предусмотрено.

Несколько лет назад в рамках проекта РМАИ Португальским математическим обществом были протестированы 1398 студентов 1-го курса ведущих технических вузов Лиссабона, в программе обучения в первом семестре были две дисциплины из математики – анализ и линейная алгебра. Эти студенты успешно сдали выпускной (он же вступительный) экзамен по предмету математика (для специализации «естественные науки» в 10-12-х классах) и поступили в вуз со средней оценкой 15,7 по шкале от 0 до 20, т.е. твердое «хорошо».

Часть студентов прошла еще и интервью (20 % лучших и 20 % худших), при этом ни один не вспомнил, что два теста были абсолютно идентичными, – за три месяца студенты забыли все вопросы. Нет никакого сомнения, что при повторении того же теста еще через три месяца мы бы обнаружили, что кратковременная память студентов полностью очистилась, а результаты вернулись к исходной точке – т.е. к нулевой средней оценке. Такую же картину мы обнаружили бы и по другим дисциплинам школьной программы, как результат отказа от целенаправленного развития и использования памяти в учебном процессе.

В течение ряда лет средняя текущая оценка знаний по математике и португальскому языку в выпускном классе была около 12 баллов, а на экзаменах по этим же предметам она опускалась до 7 баллов. Такое различие объясняется тем, что при отсутствии знаний в постоянной памяти учащиеся преимущественно пользуются кратковременной, которая способна удержать ограниченный объем информации, и только в течение короткого промежутка времени. Что сделало португальское министерство образования? Под давлением общественности отрегулировали трудность экзаменационных заданий и критерии оценки ответов таким образом, чтобы средняя оценка за экзамены выросла на 5 баллов и совпала с выставляемой в течение года. В результате право поступать в вузы (для этого требуется средний балл не ниже 9,5 из 20) получили люди с низким уровнем знаний и компетенций, который ранее справедливо отвергался как совершенно недостаточный.

Независимая комиссия, проверявшая португальскую систему высшего образования, отметила в числе прочего общую жалобу преподавателей вузов – студенты не способны к абстрактному, творческому и логическому мышлению. Абстрактное мышление требует запоминания определений, основных теорий, формул, дат и т.д. Любая предметная область имеет свой набор понятий и идей, который требуется знать наизусть, прежде чем мы сможем говорить об абстрактном мышлении. При отсутствии привычки запоминать наизусть и приспособившись обходиться кратковременной памятью, учащиеся идут по наиболее легкому и наименее затратному пути. Готовятся к тестам и экзаменам, используя свою кратковременную память, и сдают их благодаря подсказкам, которые вставляют в задания преподаватели (чья работа оценивается по успехам их учеников), или передают друг другу в классе сами учащиеся, мошенничая всеми возможными способами и без всякого зазрения совести.

Попытки развивать и использовать независимое, критическое и творческое мышление в начальной школе, как того требует либеральная концепция, вообще заведомо обречены на провал. Такие способности в этом возрасте отсутствуют на нейрофизиологическом уровне. Они возникают в период полового созревания, когда у подростков вдруг появляются раздражающие родителей и учителей собственные идеи. В то же время дети могут успешно имитировать способность к критическому мышления, чутко реагируя на подсказки, которые им передают в разной форме преподаватели. В результате любые свидетельства критического мышления учащихся начальных классов являются результатом (возможно, неосознанного) мошенничества со стороны учащихся и самообмана преподавателей, а время, истраченное на задания по его развитию, теряется впустую. Вместо критического мышления воспитывается полная противоположность – услужливость и стремление угождать старшим.

Автор: 
В. Е. ЕГОРЫЧЕВ
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
6 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.