Срыв «молниеносной войны»: героев оказалось много. Начало в №10 от 06.03.15 г.

С начала Великой Отечественной войны минула уже более 70 лет, а подвиг советских солдат и офицеров, сорвавших блицкриг, до сих пор остается недооцененным, что в высшей степени несправедливо. Ведь без срыва плана «молниеносной войны» не были бы возможны все последующие победы Красной Армии.

Трагедию защитников лета 1941 года трудно даже представить. Общеизвестно, что войска Красной Армии понесли огромные потери. Только за первые 18 дней боев из 44 пехотных и танковых дивизий Западного фронта, вступивших в войну, 24 были разгромлены, 20 потеряли от 30 до 90% сил и материальных ресурсов. Однако полной катастрофы советских войск, как об этом заявляют отдельные исследователи, не произошло: Красная Армия смогла воспрянуть и достойно продолжить борьбу с ненавистным врагом.

Но наряду с паникерами и предателями и на Западном фронте нашлись герои. Активный отпор противнику под Минском оказала 100-я дивизия под командованием генерал – майора Ивана Руссиянова, не только остановившая врага, но и перешедшая в контрнаступление. Только большое преимущество противника заставило советских воинов отступить. Из-за отсутствия противотанковых орудий здесь впервые в борьбе против вражеских танков были использованы бутылки с горючей смесью. В июле дивизия героически сражалась в окружении, а 6 сентября освободила Ельню. Вот еще пример.

Мужественно сражался в боях за Минск орудийный расчет под командованием старшего сержанта П.И. Недоборова из 529-го истребительного противотанкового полка. На щите орудия к тому времени было нарисовано шесть звездочек, означавших шесть подбитых танков. В последующих боях его орудие вышло из строя. Когда храбрый воин сообщил об этом родным, они, собравшись на семейный совет, решили на свои трудовые сбережения купить ему новое орудие. Мать, братья и сестры собрали около 15 тысяч рублей. Восьмидесятилетний дед Михаил Емельянович, дал 5500 рублей – все свои долголетние сбережения. С новой пушкой, построенной на средства семьи и земляков-комсомольцев, П.И. Недоборов освобождал Гродно, воевал в Польше и закончил войну в Кенигсберге.
За годы войны на добровольные взносы советских людей было построено 2565 боевых самолетов, несколько тысяч танков и артиллерийских орудий, десятки бронепоездов, 20 подводных лодок и военных катеров, много другой боевой техники.

В самом начале войны главный идеолог фашистской Германии Геббельс записал в своем дневнике: «Большевики защищаются с ужасным упорством, и пока не может быть и речи о прогулке в Москву». После семи дней войны, 29 июня, начальник генштаба сухопутных войск Германии генерал Ф. Гальдер писал: «Противник в пограничной полосе почти всюду оказывает ожесточенное сопротивление. Русские сражаются до последнего человека, упорные сопротивления заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше, на Западе мы могли позволить себе известные вольницы, что теперь уже невозможно. Противник сражается фантастически. Экипажи танков запираются и дают себя сжечь с машиной, гарнизоны дотов взрывают себя, не желая сдаваться в плен, отдельные группы, продолжая оставаться в нашем тылу, являются для нас настоящим бедствием». С первых дней Великой Отечественной войны в ряды сражающихся встали советские писатели и работники искусства. Лозунг партии «Все для победы!» стал лейтмотивом их творчества.

В публицистических статьях, в художественных произведениях, посвященных войне: «Наука ненависти» М. Шолохова, «Радуга» В. Василевской, «Письма товарищу» Б. Горбатова, в пьесах «Русские люди» К. Симонова, «Фронт» А. Корнейчука, «Нашествие» Л. Леонова и многих других советские писатели разоблачали звериную природу фашизма, показывали народ к священной войне против гитлеровских захватчиков, воспевали мужество и героизм советских воинов, партизан и подпольщиков. Всего за годы войны было издано около 170 миллионов экземпляров произведений художественной литературы. В сентябре 1942 года начали печататься главы поэмы А. Твардовского «Василий Теркин», которую поэт закончил в начале 1945 года. В своем литературном герое он воплотил лучшие черты советского бойца, русского национального характера. Имя героя стало символичным, а сама поэма новсегда вошла в золотой фонд советской литературы.

В произведениях народных поэтов Белоруссии Янки Купалы и Якуба Коласа с большой художественной силой выражались патриотические чувства белорусского народа, его свободолюбивый дух, ненависть к гитлеровским поработителям и горячая любовь к своему социалистическому Отечеству, беззаветная преданность ленинской партии.

Большую мобилизующую силу имело стихотворение Я. Купалы «Беларускiм партызанам». Он обращался к ним со словами призыва к победе:

Клічу вас я на пабеду,
Хай вам шчасцем свецяць дні,
Выразайце людаедаў,
Каб не стала іх і следу
На святой нашай зямлі.

Вместе с произведениями выдающихся русских советских писателей и писателей братских народов СССР стихотворения Янки Купалы, Якуба Коласа, Петруся Бровки, Аркадия Кулешова, Максима Танка, Петра Глебки, публицистика Михася Лынькова, Кондрата Крапивы, Кузьмы Чорного, Анатолия Астрейки, Пимена Панченко и других белорусских мастеров слова вошли яркими страницами в художественную летопись Великой Отечественной Войны. В них с особой силой звучала тема преданности социалистической Родине, мужества и героизма ее защитников, во всем величии раскрывались высокие идейные и моральные качества советских людей.

Активными помощниками партии в мобилизации сил народа на борьбу с врагом были советские художники и композиторы, деятели театрального и киноискусства. Своими рисунками, музыкой, кинофильмами, фронтовыми концертами они помогали разить фашистских захватчиков. Известные белорусские художники работали в газете-плакате «Раздавiм фашысцкую гадзiну», «Партызанская дубiнка». Их плакаты и карикатуры, отличавшиеся политической остротой и глубиной эмоционального воздействия, откликались на все важнейшие события, происходившие на фронте, в советском тылу, на временно оккупированной гитлеровцами территории, срывали маску с гитлеровских варваров, звали народ на борьбу с ними.

Военной тематике было посвящено творчество советских композиторов. Тема народного героизма получила отражение в песнях композиторов А. Александрова, И. Дунаевского, Б. Мокроусова, В. Соловьева-Седого, Т. Хренникова и других.

Работники киноискусства за годы войны создали более 100 кинофильмов, в том числе пользовавшиеся «большой популярностью», «Во имя Родины», «Зоя», «Человек №217», «Радуга» и другие.
… К середине июля 1941 года агрессор понес крупные потери в людях и боевой технике. Лишь в сухопутных войсках они составили свыше 92 тыс. человек и почти половину танков, участвовавших в наступлении (Вторая мировая война: Краткая история. – М.: Наука, 1985. – с. 123-124). Между Оршей и Витебском 6 июля 1941 года произошло одно из самых крупных танковых сражений Великой Отечественной войны. Оно вошло в историю как «Лепельский контрудар». С обеих сторон участвовало около 1600 танков. За три дня боев советские механизированные корпуса продвинулись до 40 км, потеряли 832 танка и отступили. Значительные потери были нанесены врагу, снижена его ударная сила, замедлен темп продвижения на восток.

Группировка армий «Центр» с конца лета 1941 года вынуждена была приостановить наступление. Фашистский «блицкриг» дал первые серьезные трещины. «Молниеносной войны» не получилось.
Вместо победных реляций в фашистской прессе появились тревожные сообщения. «Бои на Востоке, - писала «Дойче альгемайне цайтунг» 2 июля 1941 года, - носят совершенно иной характер. Битва, которая имеет место на всем Восточном фронте, отличается тем, что русские оказывают повсюду упорное и ожесточенное сопротивление». Даже в откровенно антисоветской книге западногерманского автора Пауля Карела «Война Гитлера с Россией» есть строки вынужденного признания: «В Могилеве, который оказался в тылу немецких войск, продолжились яростные бои… Утром 26 июля русские сумели взорвать деревянный мост между восточной и западной частями города… Они продолжали сражаться в безнадёжном положении… боролись до последнего патрона… Дорогой ценой пришлось заплатить немецкой армии за город, оказавшийся уже позади линии фронта…». Прославился и 388-й стрелковый полк 172-й стрелковой дивизии полковника Семена Кутепова, уничтоживший 12 июля на Буйническом поле у Могилева 39 вражеских танков и бронемашин. Бои под Могилевом стали значительным вкладом в срыв плана «молниеносной войны». К слову, первым ощутимым контрударом войск Красной Армии явилось наступление 63-го стрелкового корпуса под командованием Л.Г. Петровского на Бобруйском направлении 13 июля – 17 августа 1941 года, приведшее ко временному освобождению Жлобина и Рогачева.

* * *
8 июля германское командование поставило группе армии «Центр» задачу окружить советские войска, которые удерживали рубеж по линии Западной Двины и Днепра, захватить Витебск, Оршу, Смоленск и открыть путь на Москву. 10 июля германские войска подошли к Смоленску. Немецкие военачальники, разгромившие Польшу за четыре недели и Францию – за шесть, не думали, что Смоленское сражение затянется на два месяца. Дж. Олдридж, английский писатель, прошедший всю Вторую мировую войну в качестве корреспондента, пишет: «Не было ни одного английского солдата, который, следя за сопротивлением Красной Армии в начальный период боев, не был бы убежден: вот где идет настоящая война, война до конца. Солдаты поняли: теперь у них действительно есть союзник, который никогда не сдастся, не пойдет ни на какие компромиссы, не перейдет на позиции «джентельменской войны» и не предаст дела, за которые борется» (Джеймс Олдридж. Память и долг. – «Проблемы мира и социализма», 1980. - №5. – с.33). «Поведение русских войск, - напишет позже генерал Блюментрит, - даже в этой первой битве (за Минск) резко отличалось от поведения поляков и западных союзников, когда те терпели поражение. Даже попав в окружение, русские держали оборону и сражались (The Fatal Decisions. – London, 1956.- p.47). общая обстановка все очевидней и яснее показывает, - записывает для истории все тот же Гальдер в своём дневнике 11 августа, - что колосс-Россия.. был нами недооценен» (Ф. Гальдер. Военный дневник. – Т.3, кн.1. -М., 1968. – с.264).

Войска западного фронта, вдвое уступавшие вражеской группировке по численности личного состава и в несколько раз – по боевой технике*, упорной обороной сдержали продвижение гитлеровцев. Фашистская армия забуксовала, неся большие потери. «Это был, - свидетельствовал Г.К. Жуков, - первый в истории второй мировой войны случай вынужденной обороны гитлеровских войск ни главном стратегическом направлении» (Цит. по: Бельков О.А. Надёжный щит Родины. – М.: Политиздат, 1982. – с.42). более того, повторимся, советские войска предприняли здесь контрнаступление. За стойкость и мужество в Ельненской операции прославленные в боях стрелковые дивизии западного направления – 10-я, 127-я и 161-я 18 сентября 1941 года первыми среди советских соединений были преобразованы в гвардейские. Родилась Советская гвардия.

Ожесточенные сражения шли на подступах к Ленинграду, на территории Левонабережной Украины. С 5 августа по 16 октября шла героическая оборона Одессы. Ещё раньше проблемы в реализации «Барбароссы» обозначились в местах, где немцам и румынам противостояли войска Юго-Западного фронта. В течение первой недели войны не прекращались кровопролитные бои в районе Перемышля. Город, известный по событиям Первой мировой войны, был оккупирован гитлеровскими войсками. Но 23 июня 99-я стрелковая дивизия нанесла ответный удар, освободила Перемышль и удерживала его до 28 июня.

Да, к концу третьего месяца войны в киевском «котле» оказались более полумиллиона красноармейцев. Чтобы добиться этого успеха, Гитлеру пришлось повернуть с московского направления на юг 2-ю танковую группу под командованием генерал-полковника Гейнца Гудермана. А до этого наши войска долго обороняли столицу Советской Украины, проявляя стойкость и массовый героизм. Как можно забыть, к примеру, о том, что гарнизон доты №131, состоящий из 10 молодых бойцов и их командира, 19-летнего лейтенанта Василия Якунина, четыре дня сдерживал атаки немцев у села Кременище под Киевом! Окруженные врагами, герои отказались сдаться. И тогда дот стал для них братской могилой: немцы уничтожили его, применив танки и огнеметы.

На Северо-Западном фронте танкисты 28-й дивизии полковника Ивана Черняховского при первом столкновении с гитлеровцами 23 июня не только отразили их атаку, но и, уничтожив несколько десятков танков и орудий противника, вынудили его отступить (См.: Олег Назаров. Указ. Соч.).

Либеральные историки и журналисты, повествуя о событиях 1941-го, как правило, обходят молчанием контрнаступление наших войск под городом Сольцы (в 70 км западнее Новгорода). А ведь там в середине июля в окружение попала немецкая группировка под командованием самого Эриха фон Манштейна. «Нельзя было сказать, чтобы положение корпуса в этот момент было весьма завидным… Последующие несколько дней были критическими, и противник всеми силами старался сохранить кольцо окружения…

*Однако уже 14 июля 1941 года впервые был дан залп «Катюш» батареей капитана И.А. Флерова по немецко-фашистским войскам, находившимся на железнодорожном узле города Орши..
3-й моторизированной дивизии удалось оторваться от противника, только отбив 17 атак, об этом вспоминал знаменитый гитлеровский военачальник (Там же).

Контрудар под Сольцами и сопротивление наших войск под Лугой вынудили немецкое командование 19 июля приостановить наступление на Ленинград – до подхода на рубеж р. Луги основных сил 18-й армии и приведения в порядок 4-й танковой группы, изрядно потрепанный в боях.

Не пишут российские либералы и о том, что 24 августа на новгородской земле подвиг, впоследствии названный именем Александра Матросова, совершил политрук танковой роты 125-го танкового полка 28-й танковой дивизии Александр Панкратов. Вражеский пулемет, не позволявший красноармейцам прорваться в Кириллов монастырь, герой закрыл своим телом. Последним словом, прозвучавшим из его уст, был призыв «Вперед!». Игнорирование российскими либералами этого подвига, конечно же, неслучайно. К политрукам они испытывают примерно такие же чувства, какие испытывали нацисты во время войны.

Напомним беспамятным о том, что более 450 раз (в том числе 16 уроженцев Беларуси) в годы Великой Отечественной войны был повторен подвиг русского парня Александра Матвеевича Матросова, который в бою за д. Чернушки Псковской области закрыл своим телом амбразуру вражеских пулеметного дзота, препятствовавшего продвижению подразделения.

Свыше 470 раз был повторен подвиг летчика Николая Францевича Гастелло, направившего свой подбитый самолет в скопление машин и танков противника.

Бессмертными останутся в народной памяти подвиги белорусских Сусаниных – Тихона Барана, Михаила Пасманова, Стефана Петкуна, Иосифа Филидовича, братьев Ивана и Михаила Цубов и многих других.

Золотыми буквами в историю вписаны имена героев-панфиловцев и героев-десантников. 174 воина Красной Армии за беспримерные подвиги навечно зачислены в списки своих частей. Даже министр пропаганды Германии И. Геббельс признавал в своём дневнике тот факт, что «… Сталину удалось сделать войну священным патриотическим делом» (См.: М. Г. Жилинский. Патриотизм советского народа – решающий фактор Победы в Великой Отечественной войне. – «Коммунист Беларуси», 2014. – 2 – 11 июля).

Надо полагать, что фальсификаторам известно откровенное признание, сделанное Геббельсом 16 августа 1941 года: «Большевизм как идея и мировоззрение еще очень силен, и боевая сила советских войск такова, что в настоящий момент ее нельзя недооценивать. Мы пока не достигли цели. Придется вести суровую и кровавую борьбу, прежде чем Советский Союз будет разбит» (Цит. по: Л. Безыменский. Разгаданные загадки третьего рейха: Книга не только о прошлом. 1941 – 1945. М.: Изд-во АПН, 1984. – с. 107). Может, запамятовали о гитлеровской директиве № 34 от 30 июля 1941 года о переходе к оборонительным действиям? Правда, после завершения Второй мировой войны немецкие генералы, да и стратеги других армий писали о том, что Гитлер допустил ошибку, остановив наступление на Москву. Думается, объективности ради надо признать, что в данном случае фюрер был прав. Но с такой поправкой: не он остановил наступление на Москву, а остановили это наступление советские войска. Если бы наступление продолжалось, то оно привело бы немецкую армию к более тяжелому поражению. Дело в том, что если в приграничных сражениях соединения вермахта использовали для быстрого продвижения разрывы между соединениями и армиями советских войск, то к середине июля врагу противостоял уже почти сплошной фронт; противник вынужден был вводить в действие свои стратегические резервы.

В первые месяцы войны советское командование преследовало цель – измотать ударные группировки противника, остановить их продвижение и подготовиться к контрнаступлению. Факт остается фактом: на начальной стадии войны немцы замахнулись на слишком многое. Их бронетанковые соединения не были достаточно сильны и многочисленны, чтобы поддержать наступление на всех трёх решающих направлениях.

Немногие из немецких командующих понимали это в то время, и каждый объяснял свои неудачи другими локальными причинами. Но на настенных картах в Ставке фюрера занятая немцами территория выглядела огромной – особенно в свете того, что для ее захвата потребовалось лишь несколько недель.

«Ни одна сволочь никогда не выгонит меня отсюда», – самоуверенно заявил Гитлер генералу Кёстрингу, принимая его в Растенбурге. «Надеюсь, что нет», – сдержанно ответил Кёстринг, последний военный атташе в Москве, лучше других немцев знавший Красную Армию (См.: От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада. – М.: Политиздат, 1986. – с. 72).

Однако есть основания полагать, что Гитлер был серьезно обеспокоен силой русского сопротивления, но он никогда не признался бы в этом профессиональным солдатам. Тень Наполеона витала над его головой. Фюрер говорил Гудериану: «Если бы я знал, что приведённые в вашей книге данные о мощи русских бронетанковых сил соответствовали действительности, я думаю, что никогда не начал бы эту войну» (Там же).

Немецкий генерал, присутствовавший при расстреле семерых офицеров Красной Армии под Владимиром-Волынским, испытал не удивление, а шок. Очевидец запечатлел сцену, которая так и просится на телеэкран: «Раненые, жутко избитые, они стояли, поддерживая друг друга. Унтер пытался завязать им глаза, но они срывали черные повязки. Тогда им было приказано повернуться лицом к стене, но опять ничего не вышло. Офицер крикнул солдатам: «На колени их!». Но, цепляясь за стену, они поднимались опять и опять…».

Вероятно, именно в тот момент немецкий генерал впервые усомнился в том, что война с русскими закончится для Германии успешно… Героизм и самопожертвование советских солдат и офицеров на фронтах, беспримерное мужество партизан и подпольщиков, сражавшихся на территории захваченной врагом, необъятная любовь к своей Родине тех, кто ковал Победу в тылу, предопределили судьбу агрессора. Патриотизм советского народа – решающий фактор Победы в Великой Отечественной войне.

Автор: 
Владимир ЕГОРЫЧЕВ
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
2 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.