В.Е.Егорычев: В борьбе за чистоту жизни

В истории человечества нет другого примера, когда бы имя, личность и творчество человека приобрели такую известность, такое влияние на умы и сердца людей земного шара, на судьбы государств и народов, как имя, личность и творчество Владимира Ильича Ленина. Ленин оставил созданной им партии, мировому коммунистическому и рабочему движению, революционным силам планеты, всем трудящимся бесценную сокровищницу - ленинизм, продолжение и развитие учения Маркса и Энгельса в новых исторических условиях, в эпоху империализма и пролетарских революций.

120 лет назад впервые прозвучало новое, непривычное тогда слово – «большевик». На II съезде РСДРП возник раскол между сторонниками В.И.Ленина, который отстаивал твердую организованность и единую дисциплину для всех членов партии революционного пролетариата, и его противниками, готовыми считать членами партии всякого, кто того пожелает – кто сочувствует рабочему классу. Название «большевики» возникло, можно сказать, по воле случая: при выборах центральных органов партии сторонники Ленина оказались в большинстве. Но как привилось это слово, как много вобрало в себя смысла! Какой известностью стало пользоваться не только в России – во всем мире. Какие высокие чувства будило и будит у всех борцов за правое дело, за прогресс, за социализм – и какую ненависть и злобу вызывало и вызывает у всех врагов социализма, защитников капитала…

Конечно, судьба слов зависит не только от законов словесности. Высочайший авторитет понятия «большевик» завоеван дорогой ценой: за ним самоотверженная борьба, тяжкие жертвы, беззаветный, все преодолевающий труд Ленина, его соратников, последователей.

С чего началась партия? Не с того, что ее основатели однажды прочитали К.Маркса. Партия началась с человеческого возмущения тяжелым положением трудящихся классов, большинства народа, с сочувствия, сострадания униженным и оскорбленным. Партия выросла из гуманистических устремлений, это ее общечеловеческие питающие корни. Она возникла как нравственная, духовная сила. Можно сказать, что нравственные требования, нравственная конституция человечества вошли в политическую программу партии как ее сущностная, корневая основа, как основа ее народности.
Ленинская партия большевиков в условиях подполья и жесточайших репрессий сумела возглавить рабочий класс России, сплотить его под руководством самые широкие трудящиеся массы, поднять их на победоносную социалистическую революцию, которая, как показал опыт истории, была единственным спасением от общенациональной катастрофы. Еще в работе «Что делать?», созданной 110 лет назад, В.И.Ленин писал: «Из того, что экономические интересы играют решающую роль, отнюдь не следует никакого вывода о первостепенном значении экономической (=профессиональной) борьбы, ибо самые существенные, решающие интересы классов могут быть удовлетворены только коренными политическими преобразованиями вообще; в частности, основной экономический интерес пролетариата может быть удовлетворен только посредством политической революции, заменяющей диктатуру буржуазии диктатурой пролетариата». Почему ей это удалось? Да, сыграла роль верная революционная теория, крепкая организация, гибкая тактика, умелая, доходчивая пропаганда и агитация. Но главное состояло в том, что и в теории, и в действиях своих большевики выражали коренные интересы народных масс. И выражали достойно.

Становление партии большевиков во главе с Лениным происходило в столь суровых условиях революционной борьбы, что требовало самой тесной – идейной и организационной – сплоченности, высокой сознательности, организованности и дисциплинированности. Все это наложило отпечаток на действия, стиль жизни, а затем и на характер большевиков, на мотивы их повседневных поступков, привело к выработке единых критериев в оценке как общественных проблем, так и людей. В жизненной практике – а если быть точным, то в напряженной и опасной революционной борьбе – сложились те неписаные правила поведения, тот «кодекс чести», который мы называем теперь ленинской этикой большевизма.

Единство с трудовым народом – характерная черта теории и политики, практической деятельности большевиков. А какие еще черты приходят на ум при слове «большевик»? Преданность революции. Высокая идейность. Единство слова и дела. Умение противостоять любым трудностям. Принципиальность, доходящая до непреклонности (не зря говорили «твердокаменный большевик» - кто с уважением, кто с опаской). Сознательная дисциплина. Развитое чувство товарищества. Простота и скромность, правдивость. Есть ли все это у современных партийцев в наше переломное время?
Думается, поэтому так понятен интерес к ленинской этике большевизма. Суть ее выражена в поступках, поведении, во всей жизнедеятельности лучших представителей большевизма, соратников и последователей Ленина, но прежде всего - самого Владимира Ильича. Ленин не просто основал партию большевиков – он ее, можно сказать, выпестовал. Его идеи, его заветы стали духовным стержнем большевистской нравственности. И его жизненный пример, ибо в делах своих он выражал революционные идеи и принципы до конца последовательно.

О Ленине написано много: его общение с людьми из самых разных слоев народа было небывало интенсивным, а воздействие на людей – исключительно велико. Даже краткий деловой разговор, даже мимолетная встреча с Лениным производили неизгладимое впечатление, а каждый стремился его сохранить и поделиться с другим тем, что его так сильно поразило. Воспоминания о Ленине полны фактами, подтверждающими нравственное величие этой необычайной личности.

Сестра и соратник Владимира Ильича Мария Ильинична Ульянова («Маняша», как он звал ее), взявшая на себя заботы о быте и здоровье брата и жившая с ним бок о бок до последних его дней, очень точно оценила великую роль нравственного примера Ленина. «Владимир Ильич, - писала она, - был подлинным коммунистом, и большее знакомство с его жизнью, с его характером, чертами и обычаями принесет многим и многим из молодых членов партии большую непосредственную пользу, будет иметь для них воспитательное значение, показав им, как должен проявлять себя настоящий коммунист, предохранит от многих неправильностей, высокомерия и зазнайства» (Воспоминания о В.И.Ленине. – М., 1979, Т.1 – С.200).

Можем ли мы сказать, что теперешние юноши и девушки достаточно хорошо знают жизнь Ленина, понимают особенности его личности, усвоили его нравственные принципы, его взгляды по проблемам морали, неотделимые от всех его поступков, от его великого дела? Думается, безоговорочного ответа в наше «демократическое» время ждать не приходится…

Ленинская этика большевизма соединяет в себе приоритет общественных, общенародных целей и высокое уважение к личности, ее интересам, ее индивидуальной неповторимости; устремленность в будущее и опору на все лучшие завоевания культуры и разума предшествующих эпох. Подобная этика большевизма будит в человеке творческое начало, неуспокоенность достигнутым, чувство нового, непримиримость ко всякой косности и гнили, то есть вооружает именно такими качествами, которые и нужны для участия в созидательной работе.

Коренная черта ленинской этики большевизма состоит в том, что в ней преодолевается характерное для домарксистской и немарксистской этики «извечное» противоречие между истиной и добром (или по крайней мере их несовпадение). Вообще - это свойство революционного марксизма в целом, органично соединившего опору на знание объективных законов общественного развития с идеей прогресса в ходе социального освобождения народных масс под руководством революционного пролетариата. И в нашем понимании к сфере добра относится все то, что действует на благо трудового народа, вносит вклад в успех революционного преобразования мира на началах социальной справедливости.

«В основе коммунистической нравственности, - говорил Ленин, - лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма» (Ленин В.И.Полн.собр.соч, Т.Ч.1. – С.313). А борьба эта строится на прочной базе марксистско-ленинской революционной теории. Там, где нарушаются гуманистические идеалы коммунизма, ищите огрехи в теории, отступления от истины. Там, где пренебрегают наукой, истиной, омертвляя теорию в догмы либо действуя волюнтаристски, всегда можно обнаружить прямой или косвенный ущерб делу коммунизма, отход от требований реального гуманизма и демократизма.
Все это относится не только к крупным историческим действиям: то же самое можно сказать и об общественно значимом поведении личности каждого человека. В поведении, в поступках отчетливо обнаруживается единство свободы и ответственности личности. Свобода состоит в том, что поступок совершается не по чьему-то приказу, не по принуждению, а по собственному разумению, по совести, вполне самостоятельно. Чем самостоятельнее принимаемое решение и чем серьезнее последствия поступка, тем выше ответственность. Значит, тем важнее действовать не наобум, а со знанием дела.
Ленин, большевики никогда не боялись ответственности, всегда были готовы взять на себя инициативу, но в этом не было ни лихости, ни легкомысленного расчета на «авось». И всегда - с учетом нравственных средств достижения революционных целей.

Требования разума, обогащенного научными знаниями, - это всегда требования правды. Идти против правды может только тот, кого не стесняют соображения нравственности. Идя против истины или закрывая глаза на реальность, не давая себе труда верно оценить веления жизни, человек неизбежно расходится в своих поступках с нравственностью. И наоборот, нарушая нравственные нормы, приглушая голос совести, не считаясь с ценностями гуманизма, человек столь же неизбежно отдает предпочтение лжи. Какой бы пример так называемых негативных явлений ни взять, всюду мы найдем подтверждение сказанному. Приписки? Да это по самому смыслу ложь и обман. Спекуляция? Она вся сплошь замешана на нечестности. Взяточничество? Казнокрадство? И так далее…
Правда и нравственность неразделимы.

Пренебрежение знанием, научной истиной, требованиями разума при совершении поступков, при определении линии поведения в наше время нравственно недопустимо и социально опасно. Еще К.Маркс называл невежество демонической силой. Невежество есть почва, на которую могут опереться демагоги, увлекая простаков внешне красивыми лозунгами. Кто не помнит бесчинства хунвэйбинов в годы «великой пролетарской культурной революции» в КНР? А ведь о возможности такого помутнения мозгов у политически и культурно неразвитых людей предупреждал еще Ленин.

В речи «Задачи союзов молодежи», посмеявшись над начетниками, «изучавшими» коммунизм поверхностно, по популярным книгам и брошюрам, он подчеркнул: «Еще более опасным было бы, если бы мы начали усваивать только коммунистические лозунги. Если бы мы вовремя эту опасность не поняли и если бы мы всю нашу работу не направили на то, чтобы эту опасность устранить, тогда наличие полумиллиона или миллиона людей, молодых юношей и девушек, которые после такого обучения коммунизму будут называть себя коммунистами, принесло бы только великий ущерб для дела коммунизма» (Там же, С.302). Даже из благих побуждений невежда может принести вред – нравственный, политический и иной – другим людям, обществу.

Не может себя считать вполне современным и передовым человеком полузнайка, верхогляд. «Коммунистом, - указывал Ленин, - стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество» (Там же, С.305).

Марксистско-ленинская наука раздвинула горизонты морального сознания. Если человека формируют общественные условия, в которых он живет и действует, то все они подлежат нравственной оценке. Предметом становится экономика, политика, другие общественные явления и процессы. Конечно, от этого связь нравственных проблем с внутренним миром личности не порывается. Просто в сферу индивидуального сознания входят все прочнее и органичнее вопрос широкого общественного значения, в том числе и мирового масштаба. Можно ли в наше время представить трезвомыслящего человека, устраняющегося от нравственных раздумий по вопросам войны и мира? Социально-политические проблемы все более явно выступают как решающий критерий нравственности. Причем то, что имеет более фундаментальное, базовое значение для общественного развития, должно иметь такое же значение и для общественного сознания, в том числе для нравственности.
* * *
Именно поэтому классовый подход – это альфа и омега ленинской этики большевизма. Характерный пример – слова Ленина из его речи на митинге рабочих завода б.Михельсона, после которого враги совершили покушение на Владимира Ильича: «У нас же один только лозунг, один девиз: всякий, кто трудится, тот имеет право пользоваться благами жизни. Тунеядцы, паразиты, высасывающие кровь из трудящегося народа, должны быть лишены этих благ. И мы провозглашаем: все - рабочим, все – трудящимся!» (Т.37. –С.84). Более столетия прошло с той поры; принципы социализма не только не повлекли, но, напротив, доказали свое значение решающего критерия социальной справедливости, гуманности, нравственности. Творческий, высокопроизводительный труд, талант, реальный вклад человека в общее дело нужно всемерно поощрять. И напротив, пассивность, бездеятельность, низкая культура труда, антиобщественные проявления должны оцениваться соответствующим образом – социально и экономически. Именно в этом состоит социалистическое содержание социалистической справедливости. Но это вовсе не значит, что мы должны просто принять эту общую истину как нечто неподвижное и в таком виде ею пользоваться. Это ненаучно - ибо истина всегда конкретна - и потому безнравственно.

Хорошо известно, что большевистская партия после того, как стала правящей столкнулась с такими нравственными деформациями (карьеризм, комчванство, бюрократизм, распространение сплетен и т.д.), от которых раньше во много была застрахована суровыми условиями подполья, войны и других экстремальных ситуаций. В целях борьбы с негативными процессами в 1920г. решением ІХ Всероссийской конференции РКП (б) создается обладающая широкими полномочиями, существующая наряду с ЦК, самостоятельная в своих решениях и действиях Контрольная комиссия, которая видела свою задачу в том, чтобы снять остроту вопроса «о так называемых «верхах» и «низах» внутри нашей партии», стать «органом борьбы с бюрократизмом и злоупотреблениями своим положением со стороны некоторых групп партийных работников»…

Властвовать надо, и власть портит! Где же выход? Предложенное участниками дискуссии решение состояло в том, чтобы взять под прямой непосредственный контроль поведение коммунистов и с помощью специальных комиссий, а также систематических чисток уничтожить то, что постоянно воспроизводится объективными обстоятельствами. Эта позиция, несомненно, была пронизана героическим пафосом. Однако она содержала в себе также изрядную долю донкихотства, этического насилия над действительностью.

Хотя участники дискуссии выступили против мелочной моральной опеки, попыток давать партийную оценку поведению коммунистов исходя из норм некоей абстрактной святости, они, тем не менее, сами в значительной мере оставались на абстрактных позициях. Руководствуясь требованиями и поведенческими критериями периода подполья, участники дискуссии распространяли их на новые условия деятельности. А условия, между тем, изменились коренным образом. Во-первых партия выросла численно. «Превосходные душевные качества, - отмечал В.И.Ленин, - бывают у небольшого числа людей…». (Ленин В.И. Полн.собр.соч., Т.45.-С.94.).

И когда речь идет о массовой партии, деятельности сотен тысяч и миллионов, рассчитывать только на них уже не приходится. Во-вторых - и это самое важное, - изменилось положение партии в обществе. Из партии, борющейся за власть, она превратилась в партию, полностью и безраздельно обладающей этой властью.

Политическая власть вообще сталкивается с двумя основными нравственными опасностями: аскетическими тенденциями и проявлениями морального цинизма. При всей противоположности аскетизм и цинизм сходятся между собой в том, что они ослабляют и даже подрывают власть, хотя, правда, на разный манер. Аскетические установки ведут к тому, что власть предъявляет к людям чрезмерные, выходящие за пределы нормальных человеческих возможностей требования, а когда эти требования не выполняются (ибо они вообще не могут быть выполнены), в ход идут разного рода репрессивные меры. Власть ужесточается, а ее враждебность к обществу достигает размеров, которые оказываются гибельными для самой власти. Цинизм и моральное разложение представителей власти опасны тем, что эти последние попадают в зависимость от тех, по отношению к которым обязаны осуществлять контрольные функции. Власть в результате расшатывается, теряет энергию, внутреннюю силу.

Эти соображения о моральных основах политической власти, подтверждаемые общеисторическими наблюдениями, подкрепляются также опытом послеоктябрьского развития. В 30-40-е годы в партийных нравах довлели аскетические нормы: личная неприхотливость, суровая требовательность к себе и другим, самоотречение во имя общего дела считались похвальными и даже обязательными качествами руководителя. (См.: А.Гельман. Нравственный облик партийца. – В кн.: Уроки горькие, но необходимые. – М.: «Мысль, 1988. – С.331).

Сейчас много разговоров идет (имею в виду также художественную литературу и публицистику) о незаконных репрессиях в 30-е годы. Много споров, особенно вокруг личности И.В.Сталина, причем нередко бывает, что спорящие напоминают глухих: каждый твердит свое, не только не желая, но даже не имея возможности услышать оппонента, настолько далеки их позиции.

Хорошо, что сегодня для общественного мнения нет запретных предметов, хорошо, что начинают исчезать «белые пятна» в нашей истории, хорошо, что широкой стала гласность, составляющая важное условие демократизации общественной жизни. Только не следует придавать гласности базарный оттенок, а это случается с авторитетными писателями, и с талантливыми публицистами. Их мнение о событиях тех лет подчас грешит односторонностью, замыкаясь, например, на личности Сталина (такой перекос ощущается даже в сильном, талантливом романе А.Рыбакова «Дети Арбата»). Грешит как раз потому, что авторы выносят свое нравственное суждение о прошлом, избегая научной оценки, игнорируя именно классовый подход; вопрос же настолько волнующий, возбуждающий эмоции, что требования разума, требования поиска истины порой пренебрегаются даже учеными – историками. Скажем так, историческую правду не следует восстанавливать примитивной заменой плюса на минус, из эмоций исходя. Историческая правда, чтобы стать справедливостью, должна быть истиной. Уж на что было горячее, нервное время – 1918 год, а уж тогда Ленин писал: «Нам исторические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата» (Т.36. – С.208). Тем более сегодня нужны высокая организованность, деловитость, сплоченность.

В современных условиях роль сознания как никогда велика и постоянно возрастает, и поэтому так важно повышение политической и нравственной культуры людей. Как в оценке нравственного облика человека на первое место ленинизм выдвигает дело, «социальные факты», так и в формировании личности главную роль играет вовлечение людей в активное участие в самых различных сторонах социальной практики. Воспитание словесное, оторванное от реальной жизни, от дела, чуждо ленинизму. Отрыв слова от земной основы серьезно обесценивает идеологические усилия. Сколько бы мы ни читали лекций о чуткости, порицая черствость и бюрократизм, они испарятся в воздухе, если человек встречается с грубостью в учреждениях, на улице, в магазине. Сколько бы мы ни проводили бесед о культуре поведения, они не принесут пользы, если не будут подкреплены практической борьбой за высокую культуру производства, общежития, человеческих отношений. Сколько бы мы ни писали статей о социальной справедливости, порядке и дисциплине, они окажутся бесплодными, если не будут сопровождаться активными действиями трудового коллектива, последовательным применением закона.

Ленинизм в воспитании - это непременная связь идейно-воспитательных усилий с организационной работой, с решением хозяйственных и социально-культурных задач, а также ориентация на воспитание делом, практикой, на постоянное повышение социальной активности, самостоятельности, инициативы масс, социальных групп, коллективов, всех людей.

Если характер человека создается обстоятельствами, - писали еще К.Маркс и Ф.Энгельс, - то надо, стало быть, сделать обстоятельства человечными» (Соч., Т.2. – С.145-146). А кто будет менять обстоятельства? Ясно, что сами люди, организованные на борьбу за такое изменение, сплоченно работающие ради этого. «Неужели можно думать, как бы продолжает мысль основоположников научного коммунизма Ленин, - что политически воспитать рабочие массы могут какие-нибудь занятия или книги и т.п., помимо политической деятельности и политической борьбы?» (Т.4.-С.312.). И еще более резко: «действительное воспитание масс никогда не может быть отделено от самостоятельной политической и в особенности от революционной борьбы самой массы. Только борьба воспитывает эксплуатируемый класс, только борьба открывает ему меру его сил, расширяет его кругозор, поднимет его способности, проясняет его ум, выковывает его волю» (Т.30. – С.314).

Конечно, обстоятельства жизни с тех пор, как это было сказано, изменились коренным образом. Но ведь речь-то идет о принципе – принцип жив! Наша сегодняшняя действительность имеет корни там – в революционной борьбе за социализм. Опыт – дело сверхценное. Да, в жизни далековато от идеала. А попробуйте поставить рядом выражения: «ленинская этика большевизма», с одной стороны, и «скука», «казенщина», «безделие» - с другой. Не получается: несовместимо.

Дать дело, помочь при его начале, особенно помочь вести это дело организованно, научить основам демократии и дисциплины, а затем уж оказать доверие, предоставить самостоятельность, и притом по возможности полную, - вот единственно верный путь воспитания людей сознательных и ответственных, деловитых и творческих, имеющих ярко выраженные общественные интересы и с готовностью идущих на преодоление трудностей. Вспомним: дав советы, как учиться коммунизму, Ленин на III съезде РКСМ просто назвал два очень важных, очень нужных для страны дела: ликвидацию неграмотности и организацию огородов, - имея в виду, что общего указания достаточно, что комсомольцы, молодежь сами, по своему плану и почину самостоятельно возьмутся за них и, конечно же, сделают.

Социализм – общество высокой нравственности. Нельзя быть человеком идейным, не будучи честным, совестливым, порядочным, требовательным к себе. Наше воспитание будет тем плодотворнее, чем энергичнее станут утверждаться идеалы, принципы и ценности нового общества. Борьба за чистоту жизни – самый действенный способ поднять эффективность идейно-воспитательной работы, ее социальную отдачу, гарантировать от возникновения нездоровых явлений.

Важно только, чтобы в этой борьбе за чистоту жизни самостоятельно и активно участвовали те, кого мы хотим воспитать.

Автор: 
В.Е.ЕГОРЫЧЕВ
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
13 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.